big_game (big_game) wrote,
big_game
big_game

И это все о Нем, или Звезда и смерть Сириуса Блэка. Часть третья.


Досье на обвиняемого-4: мужские игры на свежем воздухе.


«Сириус беспечно развалился на стуле, раскачиваясь на двух задних ножках. Он выглядел великолепно - тёмные волосы ниспадали на глаза с небрежной элегантностью, недоступной ни Джеймсу, ни Гарри, а сидевшая позади девочка смотрела на него полным надежды взглядом, которого он, казалось, совершенно не замечал».

«Как по мне, вопросы были – пара пустяков, – до слуха Гарри донесся голос Сириуса. – Если мне не поставят хотя бы «Великолепно», это будет новость».

«Сириус поглядывал на студентов, что брели мимо по траве, – поглядывал со скучающим видом и несколько свысока, но до чего же при этом он был хорош собой!»
.


Ах, какие мы прекрасные, обаятельные, победные и вообще крутомужчинские. Драко, конечно, тоже претендует на побыть золотым мальчиком, но ему до Сириуса расти и не вырасти, ибо широтой натуры не вышел. В отличие от племянника, любящего прокатиться на горбушке у папы воспользоваться тем, что может дать сыну Малфой-старший, светило достигло присущего своему имени исключительного блеска не усилиями семейства своего, но благодаря личным качествам.

Не умолчим о том, что многие качества ему даны от природы, то бишь матушкой-батюшкой… и наследственный аристократизм никуда не делся (и не денется даже после тюряги)… Но будем справедливы: Ярчайший сознательно (насколько может) и последовательно (насколько умеет) отвергает семейные ценности и заслуги Блэков, а блеск по жизни наводит иным, гриффиндорским способом. Вот хочется ему, чтобы уважение вызывал именно он, Сириус, а не его благородное происхождение, семейная состоятельность или – тьфу! – семейный же авторитет. Мы таких людей уважаем.

Конечно, гонор золотого мальчика в основном напоказ, а внутри ему не так уж и хорошо-самоуверенно. При глубоком изучении характеров двух вечных недругов – Сириуса и Северуса – неожиданно обнаруживается много общих тараканов, причем самое забавное, что и способы борьбы с назойливыми насекомыми схожи. У Северуса большие проблемы с семьей. У Сириуса тоже. Проблемы, конечно, разные, но сводятся к одному: в семье оба подростка чувствуют себя сильно некомфортно и в общем одиноки, причем оба вовсю стараются это скрыть. Главное различие в том, как происходит наведение тумана на страшную тайну. Там, где интровертный Снейп сожмется в комок, займет позицию «Не-подходи-ко-мне-с-вопросами-а-то-ведь-сектусемпрой-двину» и будет успокаивать себя, что, дескать, никому не показывает своих чрезвычайных страданий, блестящий экстравертный Сириус кинется во все тяжкие отвлекаццо-развлекаццо и утешится тем, что он кажется даже круче, чем есть на деле.

Первый способ маскировки, на наш взгляд, куда менее эффективен, чем второй. Заявлению «хихихаха, я крут в квадрате!» как-то по жизни больше верится, чем варианту: «все у меня хорошо, все прекрасно, а если не отвянешь, тебе же хуже будет!». По Снейпу с первого, максимум второго взгляда видно, что он с проблемами, причем со временем впечатление лишь усугубляется. Увидеть проблемы звезды заметно труднее. Однако они, конечно, никуда не делись. Вспомним, что именно на пятом курсе ситуация с семьей чревата разрывом, который очень скоро и произойдет.

Не только у Вальбурги есть сердце. Несомненно, когда сын ушел из дому, она много (и громко) страдала. Сириус моложе, ему легче пережить расставание, к тому же дети такие вещи вообще переносят проще, потому что у них еще вся жизнь впереди, а родители свою уже вроде как сделали – и вдруг на старости лет так получили по мозгам. Однако поскольку в данном случае имела место большая и взаимная любовь, разрыв больно ударил по обоим.

Через много лет, попав в родной дом, Сириус будет там мучиться, и, сдается нам, частично угрызениями совести. Да, он был прав по содержанию своего бунта. Чванство, высокомерие, жестокое небрежение теми, кого не считаешь себе равными, вообще жестокость и так далее – не те принципы, которым стоит следовать. Был ли последний Блэк прав по форме? Можно ли было сделать все то же самое, не разбив сердца матери и не доведя ее до того, до чего она дошла (пусть и не только по вине Сириуса, но он там лапу-то приложил)? Сложный вопрос, из тех, на которые однозначно не ответишь. Сириусу там, где все напоминает о семье вообще и матери в частности, остро плохо. И горько. Вплоть до пьянок, чтобы забыться.

Несомненно, мать Сириус любил, и она для него много значила по жизни, что бы там маньяк ни заявлял во всеуслышание. Он вообще с огромным скрипом признается, что виноват, хотя понимать понимает. То, как прописана его единственная скупая реплика насчет сцены у озера и подштанникоснимания («все мы были тогда идиотами»), не оставляет никаких сомнений: что виноват - знает, но скорее язык себе откусит, чем признается.

Любопытная деталь, показывающая, как сильно влияние Вальбурги на сына: мыслящая женщина с сильным характером всегда, буквально на подсознании, вызывает у него глубокое уважение (не частое для мужчин качество). В сцене у озера, когда их величество изволяют капризничать, по ушам достается абсолютно всем – Питеру, Ремусу, в какой-то степени Джеймсу (Пронгс, харэ дурью маяться, ну-ка, давай, развлекай меня!). Уж не будем о Снейпе. Но – ни слова, ни вздоха против Лили. Женщина, пришедшая со своим мнением и сумевшая четко и громко его сформулировать, вне критики. Ее мнение безусловно принимается к сведению (может быть, даже несколько остужает звездный накал). Наконец – и это очень важно – оно, мнение умной женщины, выдвигается Сириусом как аргумент для Джеймса… Впрочем, мы забегаем вперед, о разрыве с семьей чуть ниже, а на прекрасную и увлекательную тему «Сириус и женский пол» уж совсем ниже.

Несомненно, звезде легче выживать в условиях внутрисемейного кризиса и подростковых проблем, нежели Снейпу. И не только потому, что рядом с Сириусом друзья, а у Снейпа одни мечты о дружбе, и те известно чем заканчиваются. У Сириуса еще более действенный и мужской способ компенсации неприятностей.

Тут авторы должны разъяснить разным, но неизменно дорогим для них категориям страдающих над их работой читателей, что мистер Блэк, на авторский взгляд, представляет собой мужчинской прелести чистейший образец. Почему разнообразные поклонницы часто пытаются не восхититься оной прелестью, а переделать ее под себя на свой женщинский лад, мы сейчас обсуждать не будем, ибо не сведением счетов с дурочками здесь занимаемся, а замечательным героем.

Такие традиционно мужские качества, как отсутствие рефлексии, общая нерасположенность к скучному созерцательному времяпрепровождению и вообще постоянная жажда деятельности, есть неотъемлемые характеристики звезды. Если Сириус в счастливом состоянии человек деятельный, то уж точно, имея неприятности, не сядет в угол обдумать и ощутить поострее, как именно он несчастен, что это значит и что плохого из этого проистечет, но с утроенным азартом кинется в какую-нибудь авантюру. Чем опаснее, тем лучше – и, между прочим, действеннее.

Авантюру можно придумать самому. А можно потребовать, чтобы придумал лучший друг. Особенно если друг тебя очень любит и балует исполнением подобных желаний.

Именно это мы и видим в отношениях с Джеймсом. Здесь не только полная любовь и взаимопонимание, хотя, конечно, все это есть, и мальчики практически считывают мысли и эмоции друг у друга. Джеймс всегда несколько страхует Сириуса – когда тому нечего делать и/или он начинает скучать и раздражаться, опекун быстренько находит что-нибудь подходящее (или кого-нибудь подходящего) для приложения звездной энергии. Отметим на полях, что Джеймсу при этом случается защищать не только самого Сириуса, но и членов своей команды от Сириуса.

Снейпу, выбранному у озера точкой отвлечения, конечно, несладко. Но для Джеймса Ремус – свой, а Снейп – нет. И потом, Снейп выбран вовсе не как объект для жестокого издевательства, а скорее как цель для мужчинских шуток юмора. Ну вот такой у них способ контакта, мужчинско-подростковый. Когда Снейп ловит кого-нибудь из балбесов, он их лупит (на сей счет мы располагаем очень забавными показаниями беспристрастнейшего Люпина, пытающегося объяснить сей сложный момент сыну одного из балбесов и крестнику другого – «Ну… - медленно проговорил Люпин, - Снейп - это особый случай. Я имею в виду, что он никогда не упускал возможности наслать на Джеймса проклятие. Ты же не думаешь, что Джеймс мог на это не реагировать?»). А временами выходит наоборот. По-своему, по-сержантски, это вполне равные отношения, даже не без некоторых взаимоуважительных элементов.

Чтобы понять, что мы имеем в виду, сравните пары Поттер-ст. – Снейп и Поттер-мл. – Драко. Частенько здесь находят аналогию, якобы с подачи Дамблдора в ФК. Мы думаем, что слова Директора в данном случае поняты общественностью чересчур буквально. Мудрый Директор не столько уподобляет одну пару недругов другой, сколько пытается мягко намекнуть Гарри, что, дескать, главный твой супротивник, мальчик мой, далеко не сокурсник, а вовсе даже Волдеморт. А также подбрасывает намек на то, что отношения между Снейпом и Джеймсом куда сложнее, чем кажутся: и спасенная жизнь там присутствует, и благодарность пополам с яростью за данное спасение…

Подростковые драчки с пусканием друг другу крови (в волшебниковом варианте наложение проклятий и прочее аналогичное) – это, конечно, не самый одобряемый строгими авторами способ контакта. Но, зная особенности мужчинской натуры, они, встречая подобное, нисколько не удивляются. Более того, считают, что, пока Мародеры и Снейп находятся в состоянии хронически рецидивирующей драчки, это не худший вариант отношений. Перелом наступает после сцены у озера. Снейп, таскавшийся за великолепным Джеймсом из полуосознанной тяги обратить на себя внимание и когда-нибудь подружиться, начинает, судя по всему, вести себя так, как говорит Сириус – вынюхивать, чем подонки там занимаются, с целью добиться их исключения. Равновесие резко нарушено, равновесные отношения, даже мордобойные, восстановлены быть не могут.

Но ведь Драко именно вынюхиванием с целью исключения Гарри занимается не с шестого, а прямо с первого курса. Никакой честной драчки. Никакого подросткового равенства. В ход сразу и с порога идут взрослые методы интриги, грязные приемчики и вообще игры, переводящие отношения в совершенно другую плоскость. В ответ Гарри открыто не уважает Драко – и он прав. Подросток вполне может уважать другого подростка, с которым регулярно дерется в школе. И даже когда-нибудь, по миновании возрастной дури, подружиться. Но в отношении того, кто играет грязно, это исключено. Гарри правильно брезглив.

Итак, в небольшой, не вредящей здоровью стычке щенков в рамках их физвоспитания злобные, бесчувственные авторы не видят ничего страшного. Нет, конечно, при эскалации конфликта из подобного еще как может произрасти что-нибудь страшное. Но оно, страшное, по жизни почти из всего, включая очень благие намерения, может произрасти, вот в чем беда.

Это мы и видим в памятной сцене у озера.

Что за проклятый день тогда выдался – ведь едва ли не все участники сцены стремятся проявить отнюдь не плохие, а именно хорошие свои качества.

Джеймс хочет защитить одного друга и отвлечь другого. А потом, когда появляется любимая, защитить и ее – от, прямо скажем, весьма грязной брани Снейпа.

Джеймсов дьявол данного нехорошего дня состоит в двух деталях. Первая: лидер еще не понял, что ответственен не только за своих, но и за всех в принципе. Он это ощутит куда позже – когда кинется вытаскивать, казалось бы, чужого Снейпа из Хижины. Увы, лидеры, не дозревшие до истинного понимания своего предназначения, часто ловятся на приманку «тут мои, а там чужие».

И вторая деталь: высший авторитет для настоящего лидера – все-таки он сам. Посмотрим на ситуацию беспристрастно: единственный человек, способный Джеймса как-то притормозить, конечно, Сириус (не зря Роулинг педалирует «четкое впечатление» Гарри). Но с определенного момента даже Сириус ничего не сделает. Джеймс вошел в вираж, и нельзя сказать, чтобы Снейп совсем не дал ему повода. Обзывать матом девушку, которая тебе же пришла на помощь, нехорошо, вне зависимости от привходящих обстоятельств.

Вот почему, между прочим, мы глубоко уверены, что сцена прервана Роулинг на самом интересном месте снимание исподнего и демонстрация снейповых достоинств публике имела место – да потому, что Джеймса никто и ничто не остановит. Лили, чье присутствие, безусловно, оборвало бы процесс (леди не должна видеть ЭТО!!), удалилась, хлопнув дверью Джеймсу по носу. Сириус более чем недвусмысленно намекает, но без эффекта. А больше никто для Джеймса не авторитет. Разве что появится аки Deux ex machina Дамблдор… но Директор не вездесущ, и вот именно здесь об этом следует сильно пожалеть.

Что касается Лили, то схема абсолютно та же: хотели как лучше, а вышло как Сами-Знаете-У-Кого. Побуждения смольнянки правильны и благородны: людей нельзя обижать и унижать, Джеймс, немедленно отпусти человека! И все было бы прекрасно, выдержи мисс Эванс линию до конца и не пойди на поводу у влюбленного в нее джентльмена. С определенного момента Лили мало интересует объект защиты, но очень много – брачные игры с поклонником. Смольнянка расставила бы акценты правильно: утром деньги, вечером стулья! сначала общественный долг, а потом личное удовольствие. Джеймс, пожалуйста, отпусти этого человека, что бы он там себе ни бормотал под нос. А вот теперь, Джеймс, давай поговорим о нас, если у тебя все еще сохраняется подобное желание.

Особенно прискорбно, что инцидент провоцирует именно присутствие дамы. Давайте представим себе, что Лили не кинулась грудью на защиту обиженного. Ну, получится еще одна сценка, которым, похоже, было несть числа за годы обучения: Снейпу досталось от Джеймса / Сириуса, а потом через время он взял реванш. Ну, мужчинские это отношения. Этап, который они проходят в процессе роста. На наш взгляд, уж лучше выяснение отношений в драчке, чем гомосексуальные интрижки (а что жаждущие самоудовлетворения дамсы с нами не согласятся, это их личная дамсовская самоудовлетворительная проблема).

Вполне возможно, что без вмешательства Лили некий комплекс у и без того закомплексованного Снейпа все равно сформировался бы (я хочу дружить, а эти сволочи со мной упорно не дружат!..). Но не было бы страшной травмы, которую не может забыть и простить взрослый мужик (между прочим, на четвертом десятке).

Впрочем, сама жертва снятия подштанников тоже далека от идеала. Что Снейп тянулся к Джеймсу, по-человечески очень понятно. Неблагополучному подростку хочется душевного тепла, а тут оно изливается на окружающих Ниагарой, неужели он нескольких капель не заслуживает?. Что тяготение это имело форму «а вот как дерну за косичкудам в глаз / сектусемпрой / подставить нужное заклинание», опять же явление распространенное, особенно в мужчинско-подростковой среде. Ненависть есть широко используемая форма любви для душ непросвещенных, а у Снейпа с просвещением вполне неплохой по сути души по ряду обстоятельств обстоит сложно и через многие годы.

Обычная щенячья разборка перерастает в драмотрагедью не в последнюю очередь потому, что Снейп не имел достаточно – ума? сдержанности? благородства? взрослости? воспитания? всего этого понемножку? Короче, мы отлично понимаем, почему мальчик обматерил не вовремя влезшую девочку. С его-то уязвленным мальчишеским самолюбием… Но понятный поступок не становится от этого правильным. Снейп виноват в снятии с себя подштанников не меньше остальных. Осмелимся заметить, что он, вполне возможно, это понимает и грызет себя долгие годы не меньше, чем шипит на других участников памятной сцены. От сознания собственной вины, впрочем, ситуация лишь приобретает для него дополнительную травматичность и незабываемость.

Что до приозерной роли маньяка, то здесь последовательность хорошего и плохого обратная. Если остальные действующие лица, сами по себе неплохие люди, пойманы в распространенную ловушку «наши недостатки есть продолжение наших достоинств, проявления которых мы не успели вовремя притормозить», то Сириус демонстрирует традиционную для себя цепочку: выкинул что-нибудь этакое – запустил тем самым ситуацию – задействовал мозги – схватился за их вместилище – попытался притормозить… но поздно (далее снятие трусов / Азкабан / и, увы, немало прочего).

Джеймсу не понадобилось бы срочно переключить друга на Снейпа, если бы Сириус не начал наезжать на Ремуса. Наезжать же на Ремуса звезда начала частично потому, что не умеет и не хочет сдерживать свое плохое настроение. А еще, возможно, из-за самого Ремуса.

И ведь по-своему любит и сделал для него очень много. Но откуда столько совершенно неподдельного раздражения? Зачем эти откровенные шпильки – дескать, в отличие от тебя, тупица, гению-мне нет надобности бесконечно просиживать задницу за книжками? (Объявленная во всеуслышание жажда полнолуния, думается нам, все-таки не по адресу Люпина, просто звезда увлекается в ходе вредничанья и в очередной раз сильно не думает, что говорит.) Вроде мелочи все это, и Сириус не то чтобы хочет нарочно обидеть Люпина… но Роулинг, превосходный специалист по развешиванию ружей, не случайно нам эти мелочи показывает. Вот и выходит, что Джеймс начинает срочно работать по принципу «пойдем-ка лучше наваляем Снивеллусу, пока ты еще чего-нибудь Ремусу не ляпнул».

Это яркий сигнал для нас: у Сириуса и Ремуса при всем взаимном уважении и вообще любви не все в порядке в плане взаимопонимания. Есть в Люпине нечто, Сириуса очень раздражающее. Ну, прежде всего, отнюдь не любой и каждый выверт звезды встречает у волчары бурное одобрение. Нет, что вы, как можно, Ремус ни в чем не упрекает друзей («Разве я хоть раз осмелился сказать вам, что, по-моему, вы переходите границы?»), но молчит он – возможно, сам того не понимая, - так громко и красноречиво, что иногда умудряется «заставить нас устыдиться своего поведения… а это уже кое-что…». Не кое-что, а даже очень многое, заметим мы от себя. Но тут же добавим, что замечание сделано уже в ОФ, когда Сириус наконец оценил друга по достоинству и говорит о нем с большой нежностью. А в школьные годы маньяк вряд ли был в восторге от того, что кто-то заставляет его вспомнить о совести. И к тому же – кто? Занудный тихоня? Какое оскорбление для звездного гонору.

Понятное дело, когда двое друзей ссорятся, виноваты всегда оба. Упорное громкое молчание – не лучший на свете способ реагирования. Возможно, Ремус разок-другой и попытался что-то сказать, наткнулся на бурную реакцию (а то!) и решил, что лучше больше не выступать, раз друг так огорчается. Но вообще Ярчайший из тех, кому недовольное молчание глубоко непонятно и потому сильно раздражает. В соответствии с мироощущением звезды лучше высказаться со всей прямотой, пусть даже резко, пусть даже как мама, пусть даже подраться – в общем, надо раз и навсегда выяснить отношения, выпить вотки и забыть об инциденте. А в состоянии недосказанности забыть не выходит, и на мистера Блэка это давит. К тому же, скорее всего, он не всегда понимает, чем конкретно Ремус недоволен, а такие вещи и более сдержанных людей напрягают. Так что Люпин прав, упрекая себя в нерешительности. Надо, надо было высказываться. Вон какой восторг через годы встречают у Бродяги прямые и недвусмысленные высказывания Лунатика в адрес недоделанной Амбриджихи. Вау! Как красочно и сочно! Крут! *громкие аплодисменты, переходящие в овацию, друг кидается на шею другу, а потом хвастается молодежи*.

Но это опять же потом. А в школьные годы у Сириуса во многом именно из-за особенностей люпинской реакции всю дорогу потихоньку складывалось впечатление, что Ремус какой-то несколько себе на уме. Причем окончательно данное впечатление сложилось в совсем неподходящий момент… но не будем забегать вперед. Мы, собственно, потому и занимаемся снова психологическими тонкостями взаимоотношений Мародеров (пришлось уже однажды, но в рамках данного исследования авторы решили по примеру Роулинг воспользоваться жирным красным карандашом), что через несколько лет абсолютно все эти взаимоотношения будут чреваты и выйдут звезде боком.

Почему крайне верный друзьям, склонный во всем тщательно разбираться, вынося суждение, и вообще очень правильный и порядочный Люпин много лет почти верит в виновность Сириуса? Котлован под будущий фундамент роется именно здесь. У Сириуса много черт, огорчающих Ремуса: высокомерие, понты, невнимательность к чувствам окружающих, потакание своему левому ботинку… В глазах деликатного и сдержанного Люпина это выглядит ну пусть не как махровый эгоизм, то уж как отсутствие самоконтроля и потакание худшим своим желаниям и эмоциям – точно.

И ведь это правда. Хотя не вся, но, несомненно, правда.

Справедливости ради следует отметить, что Ремус старается проявить к Сириусу особое внимание (это Роулинг тоже выделяет в сцене у озера). К сожалению, получается только хуже, но, по крайней мере, нельзя сказать, что Люпин не пытается. В то время как маньяк не прилагает ни малейших усилий, чтобы не задевать лишний раз Ремуса. Чай, не Джеймс, чего стараться? Никакого напряжения мозга с формированием уникальной для звезды дипломатической конструкции: «Читая между строк, могу предположить, что она считает тебя немного заносчивым, дружище».

Помимо прочего, Сириус Джеймса ревнует. Червехвосту достается еще и за то, что в сцене со снитчем он своими восторженными возгласами в некотором роде перетягивает на себя одеяло. Но Петтигрю еще сколько-то свой, потому что признан и ценим Джеймсом. Совершенно чужого Снейпа с его длинным носом Сириус и настолько щадить не собирается.

Кстати о ревности по гендерному признаку. Очень любопытный момент – Сириус ревнует Джеймса едва ли не ко всем, - кроме Лили. Девушка друга – это святое. А еще, по-видимому, увлечение друга девушкой – тоже святое. Думается нам, это понимание родилось из того, что Сириус в свои пятнадцать- шестнадцать уже в курсе, как важно для Настоящего Мужчины найти себе Настоящую Девушку и испытывать к ней Настоящее Чувство. Правда, мы не склонны утверждать, что опыт Сириуса в этой области безусловно положителен. Скорее, понимание исходит вовсе даже из отрицательного опыта в следующей форме: блин, как же это хреново, когда всё блондинки, блондинки… Настоящий Мужчина не может найти себе Настоящую Девушку и испытывать к ней Настоящие Чувства!

Наконец, Снейп – очень подходящая кандидатура, чтобы регулярно спускать на нем пар, накопившийся в отношении Слизерина, как воплощения яростно отрицаемых семейных ценностей. Собственному брательнику особенно не залепишь. Блэки – семья, и никаких гвоздей. Уж если через многие годы, находясь по разную сторону баррикад, не особо близкие Сириус и Беллатрикс будут лупить друг по другу исключительно Ступефаями без малейших признаков Авад, то своего младшенького звезда тем более не обидит.

Сириусу вообще долго кого-то мучить не свойственно. Ну, возникла эмоция. Незамедлительно реализовалась в паре тычков. И, собственно, все. Светило вернулось в нормальное состояние и даже обрело некую (уж насколько дано) способность понимания неуместности происходящего. К моменту лишения Снейпа невинности подштанников Сириус проникся настолько, что и участия не принимает, и даже пытается, наивный, внимание Джеймса переключить. Кстати, тоже о многом говорит. Не может настоящий крутой мужик сказать прямо: «Пронгс, дружище, хватит, я думаю, что это уже лишнее». Это же значит позорно опуститься до подобия сочувствия к Снейпу (нет! нет!! я ему нисколько нигде и никогда не сочувствую и не понимаю унизительности данной ситуации!!!) и тем более до публичного неодобрения друга (ой, что бы маньяк сказал любому другому, если бы то был не Джеймс…).

Однако проклятие дня «хотели как лучше, а вышло как у» все еще работает. Транслируя мнение Лили, Сириус делает только хуже, потому что Джеймс заводится и начинает буйствовать под лозунгом: «Ах, она считает, что меня занесло? Ну сейчас я покажу, как меня может заносить по-настоящему!».

В общем, проклятый день. Уж какая там планета выдалась чересчур яркой, мы не знаем, не кентавры; но что абсолютно все (кроме разве что Петтигрю) участники мерлезонского балета потом мучились от сознания собственной вины – это сто процентов. Хотя крутой мистер Блэк никогда, даже после Азкабана, не признает свою неправоту, разве что за компанию с прочими младыми идиотами. Охохо.

Впрочем, главная глупость Сириуса еще впереди.


Warning! В связи со сложностью затронутого материала и тараканами в головах некоторых представителей фэндома авторам, пожалуй, следует раз и навсегда сделать некоторые оговорки. 

Итак. Они, авторы, нигде ни разу не мужчины, знаете ли, а вовсе даже женщины. И никогда не дрались с мужиками, не подвешивали никого подштанниками вверх, не вынюхивали, чем кто-нибудь занимается, с целью его исключения, не работали Директорами Хогвартса со всеми вытекающими, не выражали свое неудовлетворенное Волдемортом сладострастие, пытая других, и т.д. и т.п. Другими словами, не надейтесь, личный жизненный опыт авторов совершенно не обязательно совпадает с жизненным опытом персонажей Роулинг. Более того, мы глубоко убеждены, что даже сама Роулинг не обладает всеми теми качествами, которые так великолепно выписывает в своих героях.  Но работа мозгами, знание людской психологии, внимание к деталям и некоторое воображение, думается нам, вполне могут помочь неплохо понять упомянутых персонажей. 

Отсюда понятно, что совершенно бесполезно инкриминировать авторам, что вот, дескать, раз они восхищаются манипуляторскими способностями Дамблдора, значит, сами такие либо страстно мечтают быть такими. Если Сириус, по мнению авторов, мужчина, не обделенный женским вниманием и умеющий оказать внимание в ответ, это вовсе не означает, что авторы заядлые нимфоманки. Может, заядлые, а может, и не совсем, но к тому, что мы думаем о Сириусе, наш сексуальный опыт отношения не имеет. И так далее.

Вообще мы искренне сочувствуем тем фанфикописицам несчастным людям, которые судят о поступках персонажей Роулинг исключительно по собственному опыту. Потому-то у таких бедолаг-авторов все пулемет получается Сириус закомплексованным девственником и выходит, уж не говоря об иных забавных перекосах, вызванных узкими рамками скудного бедолажного опыта. Впрочем, изуродованным персонажам мы сочувствуем куда больше – как подобные попытки самоудовлетворения нечестны по отношению к ним! 

Один из критериев хорошего исследования, на наш взгляд, это когда автору/ам более интересны их герои, нежели они сами. Мы себе интересны куда менее, нежели Сириус и прочие, с тем и остаемся.

С любовью
Неизменно ваши Авторы.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments