big_game (big_game) wrote,
big_game
big_game

И это все о Нем, или Звезда и смерть Сириуса Блэка, часть пятая

Досье на обвиняемого-6: Роковая ошибка, дубль два.

О периоде после Хогвартса Роулинг, по своей милой привычке, говорит скупо, но по делу. После школы Сириус всерьез играет в войнушку состоит в Ордене Феникса и занимается Большим Делом, которое ему крайне в масть. Без сомнений, он также уделяет внимание собственной личной жизни, но ни о какой государственной службе говорить не приходится. А нафига? Зарабатывать на девок и мотоцикл хлеб и кров ему совершенно не требуется, по достижении совершеннолетия золотой мальчик получил неплохое наследство от дяди Альфарда, позволившее ему съехать от Поттеров и жить собственным домом. (Картина пастелью под патефон – узнавшая о развеселой безбедной житухе сына великодушная Вальбурга, рыдая от злобы, выжигает имя Альфарда на семейном гобелене. А она-то, бедная, так мечтала, что сын и наследник будет ходить в отрепьях и голодать.)

Делать карьеру аврора или иного официального лица – для Сириуса такая же глупость, как отказаться от дядиного наследства и ходить пешком в упомянутых отрепьях. С какой стати горячий блэковский парень пойдет в военное время учиться в школу милиции на аврора? Отсиживать задницу за партой, когда есть возможность с шашкой наголо сразу на фронт? За кого его принимают? (Мы знаем, за кого его в фэндоме принимают, – вестимо, за себя, но говорить об этом вслух, так и быть, не станем.)

У истинных аристократов отношения с государственными органами вообще своеобразные. Не надо ходить далеко: Люциус Малфой своим поведением живо демонстрирует, кто, по его мнению, для кого существует - аристократы для министерства или министерство для аристократов. Конечно, второе. Вряд ли в благородном и старинном семействе думали иначе. Выше Блэков – только небо!

Правда, есть один вариант, при котором Сириус и правда бы мог пойти в аврорат: за компанию с остальными Мародерами. Но в министерство стопудово не возьмут оборотня. А Сириус не опустится до работы на идиотов, позволяющих себе предрассудки по отношению к его другу. Еще там есть методы Крауча-ст., в то время как маньяк – мальчик добрый. Он выбирает Орден Феникса, что, между прочим, сразу много говорит об Ордене Феникса.

Насчет вопросов карьерных мы также имеем в качестве аргумента молчание Роулинг, почти столь же громкое, как ее молчание о животрепещущем для определенной категории фэндомчанок вопросе домашних пыток забитого Сириусеночка. Бросить намек – тут Роулинг мастер, до которого фэндому как до небес. Кто-нибудь, клеймящий позором предателя-Блэка, свободно и в любой момент мог бы произнести что-то краткое типа "а еще аврором был, подонок!». Но, естественно, не произносит, так как у Роулинг логика характеров соблюдается чрезвычайно точно, а в звездном характере нет и быть не может ничего, указывающего на приемлемость лямки госслужбы. Министром быть не предложили – будете, ребята, жить без меня. Вам же хуже.

Итак, Сириус живет на вольных хлебах, гремит мотоциклом, увлеченно решает дела военные орденские, рискует головой – в общем, сочетает приятное с полезным и чувствует себя как рыба в воде, ибо нигде ни разу не скучает. А кто сомневается, что звезда рискует, пусть прочитает ОФ, тот без всяких шуток душераздирающий отрывок, где Грюм показывает Гарри орденскую фотографию – с комментариями на тему, сколько народу погибло, и где, и как. Реализация себя в опасной ситуации – это, несомненно, сириусовское. Тут он чувствует, что живет по-настоящему.

Еще Ярчайший становится в этот период шафером на некоей свадьбе, а затем крестным отцом некоего мальчика, в связи с чем надо обязательно поговорить на много раз оплаканную фэндомом тему «Умеют же глупые бабы отнять у человека лучшего друга».

На седьмом курсе Джеймс начинает встречаться с Лили и меньше прыгать вокруг их величества проводить не так много времени с друзьями. Что по этому вопросу чувствует маньяк, привыкший быть для Джеймса номером первым? Более чем вероятно, что недостаток внимания к себе любимому он ощущает. Однако ситуация не настолько фатальна, как кажется. Во-первых, Сириус Лили уважает (см. выше), как уважает и появление Настоящей Женщины в жизни Настоящего Мужчины (тоже см. выше). Далее: он, конечно, капризуля, но не настолько эгоист, чтобы обижаться на друга, устраивающего свою личную жизнь. Красавчик и сам весьма популярен у девчонок, ему наверняка есть чем себя занять, пока Джеймс бегает на свидания (да, и на Это Самое, которое является неотъемлемой частью жизни молодого здорового мужчины, мы тоже намекаем).

Конечно, думается авторам, ревность к Лили имела место. Благодаря ювелирной работе Роулинг мы даже можем предположить, в чем она выражалась и как реагировал Джеймс. Ибо великолепная Джоан, у которой нет ничего случайного, в ОФ параллелит ситуацию. Только с Гарри вместо Джеймса и Хогвартсом вместо жены и ребенка (так у Гарри на тот момент Хогвартс и есть эквивалент семьи).

Напомним факты. Каникулы подошли к концу, Гарри надо возвращаться с Гриммаулд-Плейс в Хогвартс. Маньяк за него рад, но в то же время открыто страдает, что они не будут видеться. Тут не выдерживает Гермиона: со стороны Сириуса, говорит она Гарри, весьма эгоистично хотеть, чтобы тебя исключили из Хогвартса, и ты остался в родовом блэковском гнездышке. Гарри ее и слушать не хочет. Однако проницательная мисс Грейнджер права: Сириус действительно желает, чтобы Гарри остался с ним. При этом он отлично понимает, что желание нехорошее, а потому еще больше переживает, чувствуя себя виноватым. Однако удивительным образом Гарри прав не меньше Гермионы – ревнивые переживания Сириуса на самом деле совершенная ерунда, которая никоим образом не может сказаться на дружбе крестника и крестного. Подулся-подулся – и перестал. Ну, такой он. Берите в комплекте или не берите совсем но зачем кастрировать-то?

Очень похоже, что нечто подобное происходило между Сириусом и Джеймсом 17 лет назад. Почти наверняка Джеймсу говорили, что Сириус ведет себя эгоистично (и были правы). Однако Поттер-ст., разумеется, игнорировал подобные заявления, в точности как Поттер-мл. Они оба воспринимают ревность Сириуса как нечто само собой разумеющееся – я же ему лучший друг / любимый крестник, вполне логично, что он по мне скучает. Надо признать, папа с сыном одинаково хорошо разбираются в мужской (и тем самым сириусовской) психологии и вообще ведут себя мудро.

Еще Сириус в душе рыцарь, так что на своем брате мужике отыгрываться можно, а на дамах ни-ни. В общем, несмотря на несомненно имевшую место ревность, Лили никак не могла стать поводом для конфликта между друзьями. Джеймс отнесся к вопросу наиправильнейшим образом, когда заставил Сириуса считать Лили попросту неотъемлемой частью самого Джеймса (а звезда, пусть и не без некоторых демонстраций, умеет принимать друзей в полном комплекте, не отрубая те дружеские части, которые ему не нравятся). Маньяк становится шафером на свадьбе Поттеров, а потом крестным Гарри, и, как подтверждает Роулинг, единственным, кто присутствует на крестинах ребенка, кроме его родителей. Был другом Джеймса, стал другом Джеймса и Лили (он вообще говорит «Джеймс и Лили» так, словно Поттеры действительно одно целое), а потом Джеймса, Лили и Гарри. Прекрасная и крайне результативная работа. Джеймс действительно умеет общаться с людьми. Тем не менее какие-то внешние проявления ревности не могли не быть, ибо Ярчайший не привык утруждать себя длительной фильтрацией базара. И еще потому, что в предательство Сириуса по отношению к Джеймсу чуть позже почти поверят два таких умных и проницательных человека, как Дамблдор и Люпин.

Из событий данного периода следует отметить пророчество Трелани. Мы точно не знаем, кому было о нем известно и в курсе ли Сириус. Впрочем, без разницы. С пророчеством или без, он все равно сделает для лучшего друга и его семьи все, что возможно. Даже роковую ошибку номер два он совершает из самых лучших побуждений: сделать охрану надежней, еще надежней, еще…

А вот что наверняка изменило состояние Сириуса к худшему, так это семейная трагедия. В 1979 году погибает Регулус. Вполне вероятно, что Сириус тогда в последний раз встречается с родителями / матерью. Во-первых, это наиболее логичный поступок – в такой ситуации кинуться к семье, которую он любит, что бы там ни болтал. А во-вторых, те подробности, о которых маньяк позже рассказывает Гарри, очень похожи на информацию из первых рук. Если так, то встреча не только не способствовала примирению, но еще больше усугубила разрыв – можно себе представить, что наговорили друг другу люди с бурным темпераментом, находящиеся в шоковом состоянии («Вот видите, я был прав, вы идиоты, теперь-то вы наконец поняли, кто такой Волдеморт, вот если бы вы меня слушали!» - «Тыыыыыы! Да как ты смеешь нас обвинять, предатель, отступник и семейный позор, сам-то ты чем лучше, считаешь себя умным, якшаешься не пойми с какой дрянью в этом Ордене, а толку от вас!»). По логике характеров так и видится, как Сириус с Вальбургой долго орали друг на друга, без особой передачи информации, кроме того, как сильно они страдают. А потом Орион тихо мигнул сыну, и они в каком-нибудь чуланчике спокойно поговорили по делу, откуда, собственно, Сириус и знает подробности. Но это не более чем предположение, и весьма сомнительное. Хотя бы потому, что мы не знаем, когда и как скончался Орион.

На данный момент наиболее вероятна следующая реконструкция мрачной трагедии Блэков. Регулус, отправившийся к Волдеморту не без наущения родителей (Вальбурги?), на самом деле имеет довольно четкие морально-нравственные принципы, а потому, получив от Волдеморта какое-то совершенно выходящее за рамки всякой морали задание, предлагает расстаться по-хорошему. Но от комплексующего Волдеморта люди уходить права не имеют – это что же, он и вдруг кому-то позволит себя унизительно бросить? Нет уж, его за всю жизнь бросил только один Дамблдор, и Директор за это еще заплатит, умывшись кровавыми слезами. Так что дни Регулуса сочтены, и он, как человек умный, конечно, это понимает.

Броситься в безвыходной ситуации после патетической речи с красным флагом в зубах на амбразуру – это вариант Вальбурги, Регулусу, как нам кажется, не близкий. Если он R.A.B., а похоже на то, младший Блэк выбирает свою амбразуру взвешенно, расчетливо и почти не театрально. В удовольствии, пусть и посмертном, сообщить Волдеморту, кто именно спер у него ценой своей жизни тщательно охраняемый артефакт, Регулус себе все-таки не отказывает.

Мероприятие продумано с самого начала, причем так спокойно и тщательно, что даже жуть берет, пополам с уважением к Блэку-мл. Найден медальон на замену, написана лаконичная, но выразительная записка. С собой Регулус должен взять помощника – какого-то недоволшебника, чтобы заклятие его в лодку пропустило. Через годы Дамблдор, который подозрительно много знает о тонкостях пещерно-хоркруксного бытия, привлечет к делу еще не ставшего волшебником Гарри. У Регулуса тоже есть вполне вероятная кандидатура. Согласно блестящей идее jessie_rabbit, которой мы глубоко и навеки признательны, Регулус берет с собой в пещеру и лодку Кричера.

Если это действительно так, сразу снимается много противоречий, и кусочки мозаики укладываются на свои места. Кричер – хорошо знакомый нам персонаж, никого извне в седьмой книге привлекать не придется (Роулинг – профессионал высокого уровня по части построения сюжета). Далее, у домовых эльфов магия другая, иная, чем у волшебников, так что заклятие Волдеморта будет обойдено. Кричера можно не предупреждать заранее – он предан семейству настолько, что можно не сомневаться: все указания молодого хозяина будут выполнены. Как удобно. Ведь должен кто-то, пусть и обмирая от ужаса, почти насильно поить Регулуса зеленой водичкой.

Хоркрукс-медальон Регулус тоже смело может поручить Кричеру, тот отнесет куда скажут. В доме на Гриммаулд-Плейс медальону довольно безопасно – не забудем про заклятия Ориона. Вообще обстоятельства гибели Регулуса – вроде как от руки Волдеморта, но точно никто не знает, - тоже идеально укладываются в это предположение. Наконец, Кричер персонаж скорее трагический, чем комический. Если его свихнутость объясняется, помимо прочего, присутствием при смерти Регулуса, и даже определенной причастностью к этой смерти, все еще логичнее, реалистичнее – и страшнее.

Ну и напоследок: если Кричер был в пещере с Регулусом, то сразу понятно, откуда столько знает о пещерных делах Дамблдор. Мы люди нормальные и понимаем, что есть вещи возможные и невозможные. Дамблдор способен вести БИ для воспитания из Волдемортова хоркрукса хорошего мальчика Гарри, но не способен для чего бы то ни было сознательно подставить Джеймса и Лили под удар Волдеморта. И с Регулусом в пещере Директор быть не мог. Тогда не Регулус бы водичку выпил, а его учитель… Но откуда-то Дамблдор знает. И почему бы не от Кричера? Они в конце ОФ, например, поговорили весьма плодотворно.

Как – и даже когда – умирает Орион, мы не знаем. Пытаясь защитить сына? От горя после его гибели? Нет данных, и мы не будем гадать попусту. Скажем лишь, что год смерти Ориона Блэка тоже 1979, и крайне маловероятно, чтобы его кончина была никак не связана с гибелью младшего сына.

Вальбурга остается одна. Что со старшим сыном она мириться не станет, понятно: в ноги матери с мольбой простить он не упадет, а на иных условиях вальбурги не прощают, особенно когда сами не без греха. Через непродолжительное время, впрочем, у нее и такой возможности не будет: Сириус пожизненно заключен в Азкабан, причем за то, что выдал лучшего друга тому самому Волдеморту, по вине которого погибли Регулус и, возможно, Орион. Улей царицы изведен под корень, все принципы ее воспитания потерпели сокрушительное поражение.

Конец Вальбурги Блэк страшен. В общем, понятно, что как Сириус себя за ручку довел до Азкабана, так и мама его заботливо подготовила себе последние годы жизни. Но вы как хотите, а нам ее все равно жалко, как представим, что полубезумная старуха годами шатается по пустым коридорам собственного дома. И все никак, до последней секунды, не может ни простить оставивших ее одну мужчин, ни примириться с собственными ошибками, ни даже иметь мужество осознать, что сама во многом виновата…

Не дай Бог.

Что до Сириуса, то смерть младшего брата (и отца) заставляют его почувствовать, что идет настоящая война. Конечно, он в принципе знает это и раньше, но одно дело знать, а другое – прочувствовать на своей шкуре через потерю близких. Скорее всего, это, а также последующие потери среди друзей-фениксовцев, - в ряду причин, по которым звезда так перемудрит с защитой Поттеров.

Восстановить события, приведшие к ночи в Годриковой Лощине, несложно. Вон хотя бы Фадж рассказывает Росмерте о давней истории довольно подробно, причем в присутствии двух фениксовцев – Хагрида и Макгонагалл, которые ни словом не возражают. Надо думать, министр точно излагает рассказ Директора, а для последнего ложь, как известно, недопустима.

Итак. Дамблдор узнает от кого-то из окружения Волдеморта (мы уверены, что это Снейп, подобно Регулусу, не способный переступить определенную нравственную черту, а также рвущийся расплатиться по долгам): среди ближайших друзей Поттера-ст. (читай – среди Мародеров) завелся предатель. Директор вызывает Джеймса к себе и составляет разговор, точное содержание которого неизвестно, но в ходе его Дамблдор а) предлагает Поттерам воспользоваться заклятием Фиделиус, б) настоятельно рекомендует на роль Хранителя тайны самого себя.

Из контекста понятно, что, раз Джеймс отказался сделать Хранителем Дамблдора и потребовал на эту роль Сириуса, значит, там прозвучало нечто вроде «тут даже лучшему другу доверять нельзя». Оно и понятно – Мародеров, кроме Джеймса, трое, Люпин в предатели годится разве что по мнению левого ботинка звезды, остаются Сириус и Петтигрю. Но и позиция Джеймса тоже объяснима. Его поступок сильно смахивает на вотум доверия Сириусу. Друг только что потерял брата и отца, ненавидит Пожирателей и Волдеморта и вообще не способен предать. Не забудем, что Поттер-ст. всегда делает все, чтобы Сириус успокоился и не чувствовал себя покинутым и брошенным. И шафер он, и крестный он… и Хранитель тоже пусть будет он.

Строго говоря, Джеймс с доверием Сириусу прав, а Дамблдор - нет. Маньяк действительно, без дураков, скорее умрет, чем предаст Джеймса и Лили. Но вот беда, ведь и Дамблдор в определенном смысле прав тоже. Сириусу верить можно. А как насчет его левого ботинка?

Звезда после смерти Регулуса и отца, как и на шестом курсе после разрыва с семьей, сильно неадекватна. Упомянутый ботинок, несомненно, ответственен за вояж Снейпа в Хижину. Что может натворить Сириус по велению своенравной обуви в боевой обстановке, просто страшно представить. Закатить скандал на тему «ты меня разлюбил и бросил» лучшему другу и протрепаться Волдеморту? Сомнительно, конечно… но после истории шестого курса до конца не исключено. А когда речь идет не только о жизни Джеймса, но еще и Лили с маленьким Гарри, допустимо ли рисковать?

Директор правильно чувствует неладное. Очень жаль, что Джеймс его не слушает. Последуй он совету Дамблдора, все было бы тип-топ. И даже если бы Поттер-ст. настоял на своем, но ограничился назначением Сириуса Хранителем, тоже Волдеморт черта лысого бы нашел, а не Поттеров. Но вмешался ботинок… и на сей раз, к сожалению, на поводу у него вслед за Сириусом пошел Джеймс.

Ярчайший и так на взводе, а известие о том, что Дамблдор советует ему, Сириусу, не доверять на сто процентов, истерику лишь усугубит. А что Сириус в курсе разговора, несомненно. Хотя бы потому, что знает о человеке Волдеморта среди Мародеров (и считает таковым Люпина). Кто ему сказал? Разговор наверняка был без него. Опять же вряд ли Дамблдор делал подобное заявление на общем собрании членов ОФ. Он сильно не любит говорить лишнее, когда можно обойтись и без этого. Раз Сириус знает о предателе, следовательно, ему сказал Джеймс. А далее маньяк при горячем участии ботинка делает выводы и начинает действовать.

Потакание сложнохарактерной обуви звезда начинает с того, что сложнологическим путем обнаруживает виноватого. Раз предатель не сам Сириус, и, конечно, не Джеймс (и не его жена, заметим мы в скобках), а Питер – полный придурок, на закулисные игры по ограниченности своей не способный, остается только понятно кто. Конечно, немедленно всплыло и вечное их недопонимание, и сириусовское раздражение занудством Ремуса… может, и еще что-нибудь, о чем мы пока не знаем. А также, конечно, громкое люпинское молчание про.

Вернемся к шестому курсу. Что Дамблдор врезал в мягкой, но крайне доходчивой форме сообщил Сириусу, что думает о его поступке, это, на звездный взгляд, совершенно естественно. Директор в своем праве. К тому же «все мы были тогда идиотами». К тому же Дамблдор не ставит на виновнике крест, но, напротив, по мере поумнения постепенно приближает и даже берет в Орден. Джеймс тоже реагирует понятно правильно: откровенно набил морду возмутился, обложил на бегу, а потом, вернувшись со спасенным, возможно, еще добавил несостоявшемуся убийце. Правда, бурное возмущение Джеймса, думается нам, все-таки больше относилось к тому, что Сириус подставил под удар Ремуса. Насчет Снейпа у самого Поттера-ст. рыльце не вполне свободно от пуха. А дальше на сцене появляется Дамблдор и работает так чисто, что Джеймсу уже впору не добавлять Сириусу, а сочувствовать. Честная, громкая разборка, с дальнейшим выпиванием вотки полным и абсолютным примирением. Ты меня понимаешь, я тебя понимаю, мы друг другу верим.

Но ведь Люпин так не делает. Тут, надо полагать, сыграла та схема, о которой сказано выше – Ремус громко и крайне неодобрительно молчит, а Сириус и так чувствует себя виноватым, а тут еще некоторые молчать не с тем лицом соизволяют? В общем, оттого, что они в очередной раз недовыяснили отношения, остается осадок не только у Люпина, но и у звезды.

Итак, виноватый найден. Но ботиночничество на этом, увы и ах, не заканчивается. Безмерная энергия Сириуса в очередной раз требует Великого Плана.

Не будем решительно относить План к разряду «зачем просто, если можно сложно». Сириус человек не безмозглый он только действует регулярно так, словно у него мозгов нет. Создание звездной фантазии трогательно жертвенно (у мальчика явно депрессивный период) и в общем идеально – если бы предателем оказался действительно Люпин или вообще кто угодно, кроме Петтигрю. Поттеры – спрятаны. Настоящий Хранитель (Питер) – тоже спрятан. Фальшивый Хранитель (Сириус) отвлекает огонь на себя, становясь между Поттерами и Волдемортом, причем даже если Волдеморт пылкого храбреца поймает, опасности для Джеймса ну абсолютно никакой, ибо Сириус не Хранитель, а значит, тайну выдать не сможет. В итоге бедняге Темному Лорду после страшных пыток придется убить стойкого пленника и с горечью констатировать, что Блэк, Хранитель Поттеров, унес их тайну с собой в могилу, так что добраться до проклятой семейки отныне невозможно (напомним, что после гибели Хранителя заклятие Фиделиус навсегда фиксируется в том состоянии, в котором пребывало на момент хранительской смерти). Сириус же по-любому выходит младым героем, память о котором вечно – и так далее. (Набросок углем: Сириус с огромным удовольствием представляет себе, как над его свежей могилкой рыдает много народу в черном, причем маман в первых рядах.) Впрочем, кто сказал, что звезда обязательно погибнет? Это еще вопрос, кто в ходе догоняшек поимеет больше неприятностей. А уж что Сириус отвлечется-развлечется – это будьте уверены.

О придурке Червехвосте звезда тоже по-своему заботится. Питеру ничего такого интересного рискового делать не придется. Ему вообще надо только молчать в тряпочку, потому что о нем никто-никто, даже Дамблдор, знать не будет.

Прекрасно и техническое воплощение Плана – мальчики даже сумели дать допуск в Годрикову Лощину особо близким людям (как минимум Дамблдору), причем никто не понял, что настоящий Хранитель Поттеров – отнюдь не Сириус.

Идеально... не будь ошибки в самой основе построений. Но что же делать, Сириус отнюдь не идеален – он яркий, увлекающийся и ээээээ несклонный к планомерности, и ошибки у него, к сожалению, точно такие же. Случилось то, что случилось. Вместо непроходимого препятствия Сириус своими действиями создал огромную брешь в защите Поттеров, и не прошло недели, как Волдеморт благодаря Питеру этим воспользовался.

А ведь что-то Сириус чувствует, раз, невзирая на кажущуюся неуязвимость плана, страшно беспокоится и в самую ночь нападения Волдеморта бежит к Питеру проверить, все ли в порядке. Скорее всего, он не единожды на неделе туда мотается, - даже скорее всего так. Но Питера на месте нет, и следов борьбы тоже нет.... так что Сириус мчится в Лощину – и опаздывает. «И когда я увидел разрушенный дом, их тела... я понял, что сделал Питер... что я сам наделал...»

Первое побуждение Сириуса совершенно правильное – Гарри. Но о том, кто остался в живых, позаботятся Хагрид и Дамблдор. Они сумеют. Так что Сириус отправляется мстить за мертвых. О том, чтобы выжить, он не думает (да, наверное, и не хочет жить), ибо имеет место трогательная деталь: Ярчайший оставляет Хагриду любимый мотоцикл. Кранты. Оркестр тутти играет траурный марш.

Меж тем набирает силу Великий План Петтигрю, тоже сильно похожий на своего создателя. Тонкая разница между двумя планирующими Мародерами заключается не в наличии интеллекта, но в разнице характеров. И прежде всего в том, что Сириус жаждет стать невинной жертвой, а Питер хочет лишь выглядеть таковой. Что ему и удается.

Подумаем, зачем вообще Питеру потребовалась вся эта заморочка. Именно в тот период времени Орден несет большие потери. Как, в общем, и сообщество волшебников. Если такой типичный обыватель, как Петтигрю, желающий прежде всего и любой ценой выжить, переметнулся на другую сторону, значит, Волдеморт войну выигрывает, и обывателю плохо и страшно. С другой стороны, Питер обыватель умный. Он не из тех, кто в панике бросится с одной стороны баррикады на другую, - нет, он все взвесит, рассчитает, семь раз отмерит, у кого больше шансов на победу, и уверенно перейдет на сторону победителя без малейших угрызений совести (попытавшись, конечно, максимально комфортно устроиться на новом месте).

Почему Волдеморт побеждал? Потому что он и его приспешники – подонки, и, как всякие подонки, не скованы ограничениями нравственности.. Расклад, по мысли Роулинг, следующий. С одной стороны – нормальные люди, для которых убить значит погубить душу. С другой – Волдеморт и Пожиратели, души которых, как и у хозяина, загублены убийствами. Понятно, кто будет убивать легче, проще и эффективнее.

Собственно, именно уроды душой остаются с Волдемортом и образуют его Пожирателей. Те, кто не способен переступить черту, - это Регулус и Снейп, и мы помним, что они рано или поздно вступают с Темным Лордом в схватку, у каждого свою.

Как Роулинг, при всей ее сдержанности, относится к Темному Лорду и его присным, понятно по тому, как она описывает жертвы войны. Как боялись люди, придя домой, увидеть знак гибели близких над крышей. Или вспомним вроде бы суховатые, но очень насыщенные эмоционально реплики Грюма, показывающего Гарри фото первого созыва Ордена и погибших друзей. А ведь из-под пера Джоан вышла еще одна сцена, одна из самых страшных в саге: Невилл и его родители, доведенные до неизлечимого безумия одной особой, которая озлоблена на весь мир за свою непоцелованность останками Реддла. Тот, кто это прочитал и вроде понял, но все равно оправдывает палачей и убийц типа Беллатрикс и самого Тома, а также прочую околоволдемортовскую шваль, пытаясь при этом передернуть факты и доказать, что Роулинг, дескать, тоже в глубине души считает именно так, - тот неизлечимо болен куда хуже невилловых родителей. Ибо страдает полным отсутствием нравственных устоев. А мозги если и есть, то кривые настолько, что лучше бы их, право, не было. Роулинг в таких случаях говорит: «Как вы смеете?» - и совершенно права.

Неизлечимо больные еще любят оправдывать Волдеморта: он, дескать, у Роулинг злодей как будто типовой резиновый, а на самом деле должен быть значительно умнее («ах, я буду добрей, полюблю я детей, ах, я буду, я буду добрее!»). На наш взгляд, это очередной пример сознательно запущенной кривизны мозгов. Как можно не видеть очевидного: Том Реддл, пока еще сохраняет живую душу, более-менее нетиповой экземпляр, а вот когда он уже Волдеморт, то совершенно закономерно беднеет нутром благодаря тому, что с собою сделал. Плоскость и даже ограниченность Волдеморта по сравнению с Томом Реддлом – совершенно осознанный (и очень тонкий) штрих Роулинг, еще одно напоминание о том, что эксперименты на разрыв души даром не проходят. А кто в очередной раз кричит, что глупая тетя Джо не справилась с персонажем, тому не только мы или сага, но больница Св.Мунго вряд ли поможет.

Но вернемся от одних уродов к другому, тоже вроде с мозгами, но без нравственных устоев. План Питера позволяет ему полностью избежать возмездия («Ты должен был знать, что если тебя не убьет Волдеморт, тебя убьем мы») и в перспективе обещает уютный уголок при лорде-победителе. За просто так Волдеморт никого, тем более бывшего фениксовца, к себе не возьмет. Значит, надо быть ему полезным, то есть кого-то продать. На данный же момент Волдеморта очень интересует семья Поттеров, поскольку имеет место потенциальная угроза с этой стороны волдемортову бессмертию. Как всякий трус, Реддл задергается и попытается устранить угрозу в зародыше. Чем, между прочим, как раз и сотворит собственную гибель… но не будем пока об этом.

В принципе, наверное, Волдеморт бы еще согласился пригреть Петтигрю, предоставь тот ему для личных разборок Дамблдора – без палочки, связанного, с кляпом во рту, а лучше еще без языка и рук (только чтобы кивать и плакать мог). Но, как покажет время, Дамблдора может подставить только сам Дамблдор.

Однако и без Директора Петтигрю, Хранителю Поттеров, есть на кого меняться.

Великий План Питера продуман почти так же идеально, как Великий План Сириуса. Волдеморт убьет Джеймса и Гарри, а также, возможно, Лили. Правда, гибель Лили Лорду не так уж и нужна – Роулинг подтвердила, что когда Волдеморт предлагает Лили постоять в сторонке и посмотреть, как он убивает ее ребенка, он, добрый, действительно готов оставить ее в живых. Почему – это сложнее. Нам кажется наиболее вероятной версия, что Волдеморт в той его части, что еще осталась Томом, до сих пор помнит о Меропе. Лили – мать… Остальные предположения, типа влюбленности Волдеморта в Лили (кого только фэндом не влюбляет в бедную девочку, о ужас), есть мексикано-бразильский сериал, к реальности и саге Роулинг ни малейшего отношения не имеющий. Но, как бы то ни было, Петтигрю жизненно необходимо присмотреть, чтобы как-нибудь – от руки Волдеморта или нет – погибли и Джеймс, и его жена. Тогда из знающих о замене Хранителя останется лишь Сириус, но на него у Питера особые расчеты. А Лили обречена даже в том совершенно невероятном случае, если бросит ребенка и выскочит на улицу. И даже если выскочит с ребенком. Мы почти уверены, что Петтигрю присутствует в Годриковой Лощине, хотя бы потому, что потом у него палочка Волдеморта, и приглядывает за процессом. Когда речь идет о жизни и безопасности обывателя, он запросто предаст лучшего друга и убьет его жену, какие проблемы-то?

Маленький Гарри, правда, остается в живых. Но это потому, что а) годовалый младенец о замене Хранителя не знает, убивать его нерационально, а Питер не делает лишних телодвижений, тем более убийственных, б) ребенок какой-то непонятный, даже Волдеморт об него обломался, ну его, от греха подальше... в) может, все-таки Червехвост не совсем конченый, пожалел ребенка? У каждого, даже самого черного, злодея есть своя черта, за которую ему переступить не просто. Волдеморт даст шанс матери, Питер – ребенку… Впрочем, не будем настаивать. Ведь у Петтигрю еще и времени нет: он после зачистки Лощины, и особенно с учетом гибели Волдеморта, должен бежать выполнять вторую часть плана. Сириусу, знающему о замене Хранителя, предстоит оказаться для всех козлом отпущения, да еще так, чтобы ни единому его слову никто не поверил. Собственно, звезда остается в живых не в последнюю очередь потому, что Питер хочет не просто погубить старого друга, но еще и отыграться. Все продумано и просчитано заранее. Даже если Червехвост займет безопасное местечко под боком у Волдеморта, Сириус все равно должен мучиться в Азкабане.

Вот такие уроды, как Петтигрю, при Волдеморте и приживаются.

Организовать дымовую завесу Питеру не очень сложно. Сириусово ботиночничество известно и Дамблдору, и Люпину. Ради выгоды звезда, безусловно, не предаст. Но если мальчик безумно возревновал Джеймса к Лили и по глупости пару раз заявил об этом не только Джеймсу, плюс вообще неадекватен последнее время? Выпустил пар, наговорив лишнего Темному Лорду? И ведь погубивший сдуру друзей Сириус будет вести себя именно так, как он себя ведет, то есть кричать попеременке «я не виноватый!» и «я, я, я их убил!». Вот в это Дамблдор и Люпин уже в принципе могут поверить (план строится явно на них, министерству куда меньшего хватит). Плюс твердая уверенность обоих в том, что именно Сириус был Хранителем, а Петтигрю не при чем… Однако последним гвоздем в крышку гроба золотого мальчика (а также дружеским приветом за все издевательства сладких школьных лет) станет, конечно, мнимая гибель Петтигрю от руки маньяка. Вот теперь точно комар носу не подточит. Один подозреваемый из одного, и психология соблюдена тика в тику.

Мы уже говорили однажды, что Петтигрю скорее всего лично организовал встречу с Сириусом на переполненной магглами улице, причем так, чтобы отряд авроров дежурил едва ли не за углом. «Как ты мог, Сириус? Ты, жена моя, мать детей моих?!» - со слезами на глазах высоким штилем голосит Питер, готовясь оттяпать пальчик (эта деталь поистине гениальна, ибо ужас и слезы обывателя, которому предстоит лишиться части тела, совершенно неподдельны). Убедившись, что его обвинения слышали свидетели, Червехвост устраивает взрыв, не дожидаясь, пока потерявший дар речи Блэк немножко придет в себя и кинется душить негодяя. Маньяк, конечно, тормозит. Он белый, трясется и вообще пришел убивать за Джеймса, но убивать-то, бедняга, в принципе не умеет, у него и с причинением физических страданий сложно. А тут у звезды еще наверняка отвисла челюсть от обвинений, которыми его встречает гнусный предатель. Кто тут вообще сошел с ума, Сириус, Питер или весь мир?

Выйти из шока Питер Сириусу разумно не дает, гремит взрыв, магглы штабелями валятся замертво (Петтигрю ради себя любимого тоже не мелочится), а Сириус совершенно цел (опять же хорошая работа Червехвоста), но на новом витке шока. Червехвосту всего-то и остается, что, бросив пальчик на видное место, нырнуть крыской в канаву и из какой-нибудь щелки в канализации кайфовать, досматривая финал: отряд авроров хватает истерически хохочущего Блэка, до которого наконец начинает доходить, что он знал Питера куда хуже, чем Питер его (еще раз выражаем свою горячую благодарность jessie_rabbit, с которой плодотворно обсудили характер червехвостовый).

Но в жизни никогда не получается так, как хочешь. Из Великого Плана Сириуса вышло сами понимаете что; но и из Великого Плана Питера, надо сказать, тоже ничего особенно хорошего не получилось. Волдеморта более не существует (официально), все старания Червехвоста, в общем, напрасны. Он предал и погубил лучшего друга и его семью, отрезал себе путь назад в приличное общество – и все для того, чтобы на двенадцать лет остаться крысой, пусть даже и в семействе Уизли? Как-то маловато, знаете ли.

А впрочем, ну его, эту хитрую дрянь без нравственных устоев. Нас сейчас интересует настоящий человек.

Положение Сириуса безнадежно. Все против него, вплоть до мелочей, типа смеха на месте взрыва. Естественно, это воспринято властями как признание в содеянном и полное отсутствие раскаяния. А вы, положа руку на сердце, иначе бы это восприняли? Стоит такой маньяк посреди улицы, вокруг горы трупов, а он ржет во все горло… Нет, конечно, чуть позже, отсмеявшись, Сириус должен был попытаться объяснить, что он невиновен. Примерно так же доходчиво, как он это объясняет Гарри в УА: «Я их убил. Но я не предатель! Но это я, я их убил!! Я был Хранителем, но я им на самом деле не был! Это он, он все устроил, Петтигрю, крыса!». Какую реакцию это могло вызвать у авроров? Правильно – практически никакой. Разве что запросили Дамблдора на предмет того, был ли все-таки Сириус Хранителем Поттеров (судя по тому, что Дамблдор такие показания давал, обнаружился какой-то повод к тому, чтобы его расспрашивать). Или же это Директор помчался в министерство, чтобы выяснить, в чем дело, потому что не верил до конца? Увы, ему все разложили по полочкам, и бедному Альбусу даже самому себе возразить нечего. Дело завершается кратким закрытым разбирательством и заключением в особо охраняемую камеру Азкабана.

Множество печальных кирпичиков (Поттеров предал Хранитель, Хранителем был Сириус, Сириус в состоянии аффекта вполне способен на жестокий и необдуманный поступок даже по отношению к близким людям вроде Люпина; Сириус в этот период несомненно в состоянии аффекта) в представлении Дамблдора и Люпина выстраивается в логичное здание на подготовленном фундаменте, заложенном в давно вырытый звездою котлован. Возможно, Дамблдор, как и Люпин, до конца поверить не может. Но, скорее всего, тут же строго объясняет себе, что это в нем играет слабость к ярчайшей звезде небосклона, любимому ученику и вообще Мародеру; а на самом деле Сириус – его страшная и невероятно поучительная педагогическая ошибка. Сразу надо было мерзавца гнать из Хогвартса. Ведь все было ясно – гнусь и маньяк. И зачем, зачем Директор ему поверил? Зачем дал еще один шанс? Не он ли, Дамблдор, прежде всего виноват в гибели родителей Гарри?

На самом деле у Дамблдора очень правильное чутье и очень правильное сердце. Через годы он узнает, что насчет Сириуса он был прав. И мы твердо уверены, что это очень счастливый, несмотря на все трудности, год его жизни.

© anna_y и cathereine
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments