big_game (big_game) wrote,
big_game
big_game

Category:

БИ-1: вокруг философского камня. Часть 1.

Большая Игра-1: вокруг философского камня


То, что надо объяснить


Вопросы, которые можно предъявить по первой книге, включают явные баги, неявные баги (они проявляются при перечитывании, скажем, первой книги после пятой), странные психологические несостыковки и вопросы, на которые в принципе ответы даны, и даже сразу после вопроса. Но если подумать, то станет ясно, что никакие это не ответы, а скорее любимая фраза Дамблдора – «очевидно, так», которую он говорит, когда ответить надо, но отвечать нельзя, а ложь, как известно, недопустима.

Итак.

1. Зачем вообще нужно спасать философский камень, если его потом уничтожают? Теоретически камень в безопасности, Волдеморт надолго нейтрализован, и даже если он потом появится снова, несколько лет Фламел с Дамблдором выиграли. Но нет – почему-то после успешного спасения камня Фламел решительно выбирает смерть. Или это инициатива Дамблдора по типу «Спасти-то мы спасли, но вдруг на него кто-нибудь еще поохотится – так что, дорогой Николас, время умирать»? Как минимум нелогично.

2. Зачем Гарри присутствует при получении из Гринготтса философского камня? Еще одну командировку нельзя было Хагриду организовать?

3. Зачем брать в школу Квирелла, которому Хагрид сразу дает нелестную характеристику труса, и уроки которого к тому же – «просто какая-то пародия»?

4. Зачем миссис Уизли спрашивает у сыновей, с какой платформы отправляется поезд, если она там волшебная всего одна, а детей Молли провожает уже лет 10 каждый год?

5. Почему за весь год никто из учителей не поинтересовался, кем пахнет из-под тюрбана Квирелла? Что, никто, включая Дамблдора и Снейпа с Черной Меткой, не в состоянии почувствовать присутствие Волдеморта?

6. Зачем Снейп публично наезжает на Гарри при первой же встрече и без всякого со стороны Гарри повода? Обычно Снейпу нужен повод. Иногда он просто умоляет, чтобы ему повод предоставили (см. «Узник Азкабана», в дальнейшем УА, сцена встречи с Сириусом) – но только не в этом случае. И отчего сам Дамблдор ни разу Снейпа не остановил?

7. С какой целью Директор делает для Гарри, которого продержал у Дурслей десять лет, дабы тот не вырос в избалованного принца, исключение за исключением? Например, зачем публично вручать Гарри метлу за столом при всех, но при этом предупреждать, что никому об этом говорить не следует?

8. Зачем у Хагрида на столе лежит вырезка из «Пророка» об ограблении Гринготтса?

9. Очень странный момент с поведением Хагридова дрессированного трехглавца. Пушок рвет Снейпу ногу, и достаточно серьезно, за крайне непродолжительное время. Это при том, что Снейп бывалый Пожиратель и сильный маг с отличной реакцией, но жалуется, что уследить за всеми тремя головами совершенно невозможно.

Между тем детишки, ворвавшись в комнату, где Пушок сидит на люке, вчетвером слушают довольно длинную перепалку Филча с Пивзом, а потом таращатся на собачку, пока она не говорит робко «Ррр?» - не иначе чтобы они наконец смотались подальше. (Это, кстати, из серии вопросов объясненных. Только когда внимательно читаешь объяснение - ("Собака стояла довольно спокойно, неподвижно уставив шесть глаз… Гарри было абсолютно ясно, что все они до сих пор живы только потому, что своим неожиданным появлением застали чудовище врасплох"), видишь, что оно на самом деле мало что объясняет.

10. Зачем Хагрид дарит на Рождество Гарри флейту? Чем-чем, а камерной музыкой Поттер-младший в отличие от Директора никогда не увлекался.

11. Зачем Дамблдор все время присылает Гарри мантию? Сопроводительную записку «На всякий случай» опять же вряд ли можно считать объяснением.

12. Почему Квирелла не вышибли из Хогвартса после того, как он пытался сбросить Гарри с метлы? По крайней мере Снейп знал об этом, ибо пытался помешать. И что, он ничего никому не говорит из вредности?

13. Зачем, собственно, Снейпу выходить из Хогвартса, откуда он почти не выходит, и, хромая, тащиться в лес, чтобы сказать Квиррелу ровно пять фраз, на которые Квирелл мямлит что-то невнятное? Тем более что затем Снейп решительно прерывает разговор и удаляется, а Квирелл долго стоит неподвижно, явно пытаясь понять, в чем глубокий экзистенциальный смысл данного эпизода.

14. Почему Гарри с Гермионой не ловят на верхушке башни в ходе передачи дракона? Ведь Драко знал, где, что, кому и когда. И наверняка сообщил наверх. И безо всякого эффекта – преподаватели словно ничего и не знают о башне.

15. Почему такое жесткое наказание за ночную прогулку – 50 баллов с каждого из учеников? Почему за подобное нарушение, совершенное в ту же ночь Драко Малфоем, со Слизерина снимают только двадцать баллов?

16. Зачем детей вести в Запретный Лес, куда, между прочим, ученикам ходить строго запрещено? Тем более что там бродит кровопийца-Волдеморт. Ничего себе наказание за довольно заурядную ночную прогулку… Что, Хагрид не мог один разыскать единорога? Вообще чем ему в этом поможет компания из Гарри, Гермионы, Драко и особенно Невилла? И почему Хагрид отправляет Гарри с Драко, одних, навстречу совершенно реальной опасности, - только с Клыком?

17. Снейп знает, что детки собираются в Хранилище защищать камень. Почему возле камня нет никого из преподавателей?

18. Ну и на закуску – крайняя абсурдность препятствий по пути к ФК. С одной стороны, все чрезвычайно примитивно – уровень первоклассников. С другой стороны, все невероятно переусложнено и запутано. Как будто рассчитано на знание шахмат Роном, логику Гермионы, квиддичную подготовку Гарри и его же знание особенностей работы зеркала.

…И вот если принять за рабочую гипотезу, что все неувязки объясняются именно рассчитанностью ситуации на уровень первоклассников, все вдруг становится на свои места. Явные и скрытые баги таковыми не являются, абсурдные ответы сменяются настоящими и довольно забавными, а психологическая нюансировка поступков взрослых дядей и тетей оказывается действительно психологической и довольно тонкой. Все, что происходит в книге, происходит не только с соизволения и ведома Директора – он организует практически все происходящее и крепко держит в руках все ниточки.

Попытаемся поглядеть на происходящее, так сказать, изнутри.

Расстановка фигур


Не станем отвлекаться на вполне постмодернистский антураж – страдания Золушки и тонкости ее взаимоотношений со злой мачехой / сестрами. Оставим это для одного из лирических отступлений. С точки зрения Большой Игры (в дальнейшем БИ) гораздо продуктивнее попробовать представить себе ситуацию перед днем рождения Гарри с точки зрения Дамблдора.

Кроме прочего, это интересно.

Итак, Дамблдор знает, что Волдеморт собирается похитить философский камень (ну, хотя бы потому, что камень спрятан в Гринготтсе, а затем перевозится в Хогвартс, якобы для лучшей сохранности). Однако перемещение камня в школу вызывает массу проблем – прежде всего притягивая к Хогвартсу Волдеморта как магнитом. Согласно нашей рабочей гипотезе, камень больше не нужен Фламелу, который готов умереть и рассматривает смерть как не более чем интересное приключение. Тем более что ему на будущий год стукнет 666… нехорошее какое-то число. И вот Фламел, приготовив достаточно эликсира, чтобы успеть привести в порядок свои дела, отдает камень старому другу Дамблдору – пусть использует в Игре, если надо.

Камень – интересная штука, отличная приманка как для Волдеморта, так и для Гарри. Ну а Дамблдор как самый сильный маг современности сумеет проследить за тем, чтобы остатки Темного Лорда, упаси Бог, не завладели камнем по-настоящему.

По задумке Директора, Гарри и Волдеморт должны пройти лабиринт, чтобы встретиться в финальной точке возле камня лицом к лицу. И если для того, чтобы приманить Волдеморта в Хогвартс, достаточно наличия камня как такового, то для Гарри все организовывается куда более тонко и интересно. И, так сказать, поступенчато.

Но для организации и проведения Игры необходимы люди, которые будут работать непосредственно с Гарри. Это доверенные лица Дамблдора, из тех, кто наиболее близок к нему. И притом это, под стать руководителю, яркие, своеобразные личности, которых Директор использует мудро, с максимальной пользой для дела, но и с учетом сильных и слабых сторон.

Так что присмотримся к команде.

За официальную часть отвечает Минерва МакГонагалл, декан факультета, на который попадает Гарри. Тайными пружинами Большой Игры занимаются два человека, которых Гарри воспринимает примерно как хорошего и плохого следователей.

Добрым следователем по отношению к Гарри является Хагрид. Создается впечатление, что он ничего не знает ни о Волдеморте, ни о БИ – так, увалень с нежной душой, верный, хотя и часто смешной, неуклюжий и даже ошибающийся. Он выбран как человек, которому Гарри станет доверять (и, не без удовольствия, то и дело чувствовать себя умнее бестолкового Хагрида).

Злым следователем выбран Снейп, нежностью души не страдающий и к Волдеморту с его опасностями привычный. Он как минимум отлично осведомлен о Темном Лорде и его приспешнике Квирреле (Черная Метка же) и внимательно следит за их действиями, особенно в отношении Гарри.

Дамблдор знает как минимум столько же, сколько Снейп (а скорее, как всегда, намного больше).

Вопрос о том, насколько Директор в курсе внедрения Темного Лорда в затылок незадачливого преподавателя DADA, оставим пока открытым. В любом случае Волдеморт (особенно в тогдашнем состоянии) для Директора не соперник, хоть в Хогвартсе, хоть за его стенами.

Для полноты картины упомянем планы на первый сезон Волдеморта (с ними Гарри и читателей любезно ознакомил лично Темный Лорд в кладбищенской сцене КО). Волдеморт планировал похитить философский камень из Гринготтса, с его помощью вернуть себе силу, Квирелла держать тем временем в Хогвартсе в качестве своего шпиона, и, по всей вероятности, напасть на Гарри, когда появится удобный момент. Возможно, Квирелл бы сделал нечто похожее на то, чем терпеливо занимался Крауч-мл. в КО.

Нулевой этап


На Прайвет-Драйв Гарри находится под пристальным наблюдением. Скорее всего, не только за пределами дома Дурслей, но даже и внутри него (как иначе объяснить чрезвычайную точность адреса на письмах, приходящих из Хогвартса?). ОФ порадовал нас внезапным раскрытием одного из стационарных агентов Дамблдора – Арабеллы Фигг. Она живет рядом с Дурслями, дружна с Петуньей и разыгрывает сумасшедшую старуху, у которой Гарри невыносимо скучно. Собственно, поэтому Дурсли и оставляют мальчика под ее присмотром по крайней мере раз в году, в день рождения Дадли.

Надо думать, Дамблдор следит и за теми неконтролируемыми проявлениями магической силы, которые регулярно появляются у Гарри (типа самоперекрасившегося парика учительницы или буйного роста волос за одну ночь).

Если присмотреться внимательно, порядок вещей начинает рушиться не за неделю до дня рождения Гарри, а в день рождения Дадли (не случайно с этого действие и начинается – если рассматривать первую главу как вводную). И запускает лавину незначительное, казалось бы, обстоятельство: Арабелла Фигг ломает ногу.

Сей баг из разряда тех, который понимаешь, читая первую книгу после пятой. Казалось бы, ничего особенного. Однако миссис Фигг тесно связана с магическим миром, пусть она и сквибб. У волшебников это не сложно – помнится, вылечить перелом руки у Гарри берется даже неумеха Локхарт, а опытной мадам Помфри требуется всего ночь для выращивания 33 костей. К тому же Арабелла находится на должности агента Дамблдора. Нет уж, если бы Директору понадобилось, чтобы все шло своим чередом, к миссис Фигг доставили бы специалиста, и к часу Х она была бы готова привычно вгонять Гарри в тоску запахом капусты и фотографиями покойных кошек.

Так нет же. Миссис Фигг официально извещает Петунью, что не может сидеть с мальчиком. У Дурслей переполох – все произошло в последнюю минуту и слишком неожиданно. Так что в конце концов они берут Гарри в зоопарк, где так называемые странности Гарри приобретают неожиданный характер. А именно – он начинает беседовать со змеей. Причем инициатива с любой точки зрения принадлежит не Гарри – в контакт первым и весьма настойчиво вступает боа-констриктор.

Приведем цитату.

"Вдруг змея открыла круглые глаза. Медленно, очень медленно поднимала она голову, пока ее взгляд не пришелся вровень с глазами Гарри.
Она подмигнула.
Сначала Гарри не мог отвести глаз. Потом быстренько огляделся вокруг, чтобы убедиться, что никто не смотрит. Никто не смотрел. Тогда он повернулся к змее и тоже подмигнул ей.
Змея качнула головой в сторону дяди Вернона и Дадли, а после возвела глаза к потолку. Она посмотрела на Гарри взглядом, ясно говорившим: "И так все время".
"Понимаю, - пробормотал Гарри в стекло, хотя и не был уверен, что змея услышит его, - ужасно надоедает".
Змея согласно закивала".
Только после этого Гарри задает змее первый вопрос - надо думать, уже на парселтонге.

Надо признаться, боа-констриктор весьма профессионально вовлекает мальчика в беседу. Причем не сомневаясь, что Гарри его поймет… а почему, собственно? Что, у Гарри на лбу написано, что он владеет парселтонгом?
И еще вопрос – кто на самом деле убрал стекло? Гарри? И сам того не понял?.. Нет, конечно, все может быть, но, наверное, он должен был хотя бы этого захотеть. Что змея поблагодарила, не доказательство – она, строго говоря, могла благодарить Гарри и за то, что он подал ей идею навестить Бразилию…

В любом случае после этой истории Гарри больше не может делать перед самим собой вид, что он такой же, как все. Кстати, как и Дурсли. Скорее всего, Директор того и добивается – теперь известие о магах, волшебном мире и школе чародейства и волшебства обрушится на Гарри не как снег на голову, а будет подготовлено.
К моменту прихода писем у Гарри сформировано нужное настроение. Во-первых, он нуждается в спасении от Дурслей, жизнь у которых для него действительно невыносима. А во-вторых, он начинает понимать, что он в чем-то очень важном – особенный.

Вот в обоих этих направлениях и станет действовать Директор.

Начнем, пожалуй


Итак, за несколько дней до дня рождения Гарри начинают приходить письма из Хогвартса. Они явно от Дамблдора – прикол с письмами внутри яиц из серии дразнилок в его стиле. Количество писем все возрастает и возрастает, а заканчивается все приходом одного - но очень большого – Хагрида… как это по-дамблдоровски, право.

На данном этапе вряд ли стоит жалеть Дурслей – Золушкины родственники сами себя подвели под проявления Дамблдоровского юмора. К тому же комедия с письмами затеяна не просто увеселения ради – и определенно не для того, чтобы письмо дошло до Гарри. Понятно, что если Вернон первое письмо не отдал, то зажмет и остальные. Так что на самом деле происходящее есть нечто вроде компенсации для ребенка за проведенные у Дурслей годы. От происходящего Гарри откровенно тащится – наконец-то тиран дядя Вернон в смешном и неудобном положении.

Вероятно, это также нечто вроде скрытого извинения со стороны Дамблдора, столько лет продержавшего Гарри у родственничков. Но что гораздо более важно – письма и большой сильный Хагрид, пришедший как защитник, создают у мальчика нужное настроение и ненавязчиво, деликатно, но вполне конкретно фиксируют импринт доверия. Теперь Гарри твердо и надолго уверен, что Хогвартс и Хагрид (а потом и Дамблдор, который пока за кадром) много-много сильнее Дурслей, и в магическом мире Гарри найдет защиту и спасение от проблем магловского мира.

Короче, игры Дамблдора одновременно готовят Гарри к чудесному открытию, дают ему возможность оттянуться и несколько расплатиться с десятилетними угнетателями, а также вызывает доверие к тем, кто в Хогвартсе.

И поведение Хагрида надо рассматривать прежде всего именно с этой точки зрения.

Так ли прост Хагрид, как он сам себя малюет?


Обстановку, конечно, частично создал лично дядя Вернон – необитаемый остров, некого звать, никто не придет на помощь и все такое, но Хагрид, надо сказать, использует ситуацию не без блеска. Уже то, что он является в ореоле спасителя, расправляющегося с ненавистными Дурслями, есть безошибочное воздействие на чувства Гарри. Мальчик недоверчив, но к Хагриду, раздавшему сестрам по серьгам, с порога испытывает самые теплые чувства. Хагрид – чудо, спаситель, добрый великан, с которым можно чувствовать себя в полной безопасности… и, само собою, Гарри не замечает, что все действия Хагрида – тоже форма воспитания, возмездия и аккуратнейшей манипуляции.

Вот например. Хагрид чрезвычайно возмущен тем, что Дурсли, оказывается, ничего не рассказали Гарри о его родителях, Хогвартсе и т.д. и т.п. Нет, понятно, что Вернон и Петунья повели себя нехорошо. Но действительно ли для Хагрида поведение Дурслей – ряд открытий чудных («Как, ты и это не сказал? Но это-то сказал обязательно? Что, и это тоже? Нет, каков негодяй!»)? Можно ли думать, что тщательнейшая слежка за Гарри не касалась вопросов того, что знает и чего не знает будущий спаситель мира? О чулане или самой маленькой спальне Дамблдор знает, а о том, что Гарри не в курсе о магическом мире и принадлежности к нему своих родителей, почему-то не осведомлен?

Все, что говорит и делает Хагрид в командировке, рассчитано, обсуждено и – не побоимся этого слова – прорепетировано заранее. Ведь чувства чувствами (несомненно, Хагриду самому очень хочется защитить Гарри, и он при этом испытывает к мальчику неподдельную любовь), но завоевание доверия Гарри – дело тонкое.

Наезд Хагрида на Вернона следует считать театрализованным представлением, не исключающим, впрочем, искренних (и очень сильных) чувств. Более того, это одно из важнейших заданий Хагрида – сообщить Гарри правду о родителях. Выполнено оно вполне профессионально, громко и на хорошем эмоциональном уровне, и если не знать о предыстории, не заподозришь, что это не только удовольствие, но и самое что ни на есть дело.

Хогвартсовский лесник имеет еще несколько заданий: отвести Гарри на Диагон-аллею, введя его в мир волшебников; подкинуть ряд фактов для осмысления в рамках подготовки к Игре настоящего года; сформировать у мальчика некоторые стойкие предубеждения; ну, само собой, помочь приготовиться к школе. И не последнее дело – забрать из Гринготтса ФК, акцентировав на этом внимание ребенка.

Посмотрим на поведение Хагрида с этой точки зрения. Для начала он очень грамотно строит отношения с Гарри – сразу говорит, как он похож на папу с мамой (в противовес Дурслям), дарит подарок (в противовес Дурслям), кормит (в противовес Дурслям) и вообще в открытую ставит Дурслей на место (только мужчин – Петунья как дама и защитница по крови неприкосновенна). Может ли в принципе после этого Гарри не быть преданным новому другу всеми фибрами души? Ни в жизнь.

Далее. Хагрид пытается это скрыть, но на самом деле отлично осведомлен о жизни Гарри у Дурслей. Вот яркий пример.

"-Хагрид, мне кажется, вы ошибаетесь. Я не думаю, что могу быть волшебником.
К его удивлению, Хагрид только хихикнул.
- Не можешь быть волшебником, значит? И что, никогда ничего не делалось по твоему желанию, ну, к примеру, когда ты сердился или пугался?"
То есть о том, что у Гарри регулярно проявляются способности мага (особенно когда он напуган или сердит, то есть теряет над собой контроль), Хагрид знает. И можно ли после этого верить, будто Хагрид действительно считает, что Дурсли осведомили Гарри насчет волшебного мира и Лили с Джеймсом?

Искренность Хагрида неподдельна. А вот простота – частенько напускная, и это надо всегда иметь в виду.

Импринт за импринтом


Маленькая речь Хагрида ("Ежели чего прятать, "Гринготтс" - самое надежное место на земле… ну, может, еще Хогвартс. Между прочим, мне в "Гринготтс" так и так надо было. Дамблдор велел. Школьные дела. - Хагрид приосанился. - По важным делам он обычно меня посылает. Тебя вот привезти - или там всякие штуки из "Гринготтса" - доверяет, понимаешь") явно затеяна с целью фиксации внимания ребенка на том, что Хагрид заберет из Гринготтса. Типа дурак я, проговорился… Все отрепетировано.

Попутно у мальчика формируется на подсознательном уровне недоверие к министерству магии – "сваляли дурака, ну впрочем, как всегда". С подробным разъяснением отношений Дамблдора и Фаджа. Отныне и навсегда Гарри в этом вопросе на правильной стороне (правильная – это та, которая нужна Директору, само собою).

Спору нет, игры Хагрида и Дамблдора – жизненно необходимые игры. Даже по дороге в Лондон Гарри еще сомневается в том, что происходит. «Если бы Гарри не знал, что в семье Дурслей напрочь отсутствует чувство юмора, он бы заподозрил розыгрыш; и все же, невзирая на то, что сказанное Хагридом было совершенно неправдоподобно, он не мог ему не верить». Очень недоверчивый ребенок, и Дамблдор отлично это знает. А между тем доверие Гарри к Дамблдору – залог успешного воспитания на годы вперед.

Так что игры морально оправданы. Но надо всегда помнить о том, что они есть.

Далее Хагрид ведет Гарри в «Дырявый Котел», где явно привлекает к мальчику внимание – и на Гарри обрушивается лавина рукопожатий и восторгов. Очень хорошо. У затюканного ребенка поднимется самооценка. Кроме того, это несколько подготовит его к тем восторгам, которые ждут его в Хогвартсе. Однако основная цель визита скорее всего иная: в «Котле» еще находится Квирелл, которому Хагрид, между прочим, дает убийственную характеристик ("Несчастный парень. Был в порядке, пока учил по книжкам, а потом уехал на год, на практику… Говорят, встретил вампиров в Чернолесье, и еще была какая-то темная история с ведьмой… С тех пор такой. Боится учеников, боится даже собственного предмета…").

Это один из необходимых кусочков мозаики, которую Гарри предстоит собрать. Правда, именно этот кусочек уложится одним из последних: ФК забирают из ячейки точно накануне ограбления, а Квирелл присутствует рядом с банком, в отличие, например, от Снейпа… такой далеко идущий намек.

Кстати, о своей миссии Хагрид не болтает никому, кроме Гарри. Так что и трепотня напускная, и загадочный вид с намеками на жуткую секретность и необыкновенную важность своей миссии тоже игра: Волдеморт заглотнул крючок, теперь очень важно, чтобы Гарри свою приманку не пропустил. Действительно, как можно не заинтересоваться тем, что находится в очень маленьком свертке, который лежит себе одиноко в большой-пребольшой банковской комнате?

На том, что в «Котле» находится старый член Ордена Феникса Дедалус Диггл, внимание Гарри не акцентируется. А нам не мешало бы Диггла заметить. И с Гарри-то он все эти годы сталкивался. И рядом с Квиреллом находится… Дамблдор не может не присматривать за своим новым преподавателем (и особенно его хозяином). Вполне возможно, что наблюдение осуществляет именно Диггл.

Кстати, после визита в «Гринготтс» Хагрид оставляет Гарри покупать робу в одиночестве и заходит в «Дырявый Котел» - официально пропустить стаканчик, а на самом деле вполне возможно, что на Квирелла посмотреть и / или с Дигглом перемолвиться.

Еще один человек, реакция которого крайне интересна, - мистер Олливандер. Во-первых, он знает, что Гарри к нему зайдет. "Ну разумеется, - сказал продавец. - Разумеется. Я предполагал, что вскоре увижу вас, Гарри Поттер. - Это не был вопрос". Потому что он в контакте с Дамблдором? Во-вторых, вряд ли длинная интермедия – много палочек, сейчас поглядим, какая тебя выберет, – устраивается Олливандером для каждого приходящего. Скорее, это проверка именно для Гарри. Именно поэтому Олливандер с каждой неудачной попыткой все более цветет и сияет. А когда заветная палочка таки попадает к Поттеру, вместе с нею мальчик получает первое, отчетливое и довольно грозное предупреждение о его родстве / сходстве с Волдемортом.

Надо помнить: их палочки – не просто родные сестры. Конечно, в них перья одного и того же феникса, что само по себе необычно. Но при этом оба пера принадлежат не просто какому-нибудь фениксу, а вполне конкретному – великолепному Фоуксу, домашнему фениксу Директора… Так что родство палочек, так сказать, инспирировано сверху. Скорее всего, Дамблдор с Олливандером приготовили нужную палочку заранее – один предоставил перо, другой сделал работу, и теперь оба проверяют, сработало или не сработало. Тем, что сработало, Олливандер очень доволен – и поделится радостью с Дамблдором.

Между прочим, проникшись к Гарри и утешая его после встречи с Драко, Хагрид произносит неслабую фразу, которая заставляет думать о том, сколько же ему-то на деле известно про частицу Волдеморта в ребенке – "Ты избранник, а это завсегда тяжко". Но вообще эта тема пока на периферии. По-настоящему ей еще предстоит зазвучать.

Еще один импринт на уровне подсознания - "Слизерин есть плохо!". Хагрид не имеет ничего против остальных факультетов. Но фраза "Только не в Слизерин!", которую Гарри упорно твердит шляпе, подсказана, несомненно, Хагридом в тот момент, когда мальчик завоеван окончательно и мнение нового друга для него очень и очень значимо.

И на закуску – когда Гарри уезжает, он пытается следить за Хагридом из окна поезда… но тот почему-то исчезает, как только Гарри моргнул. Странно. Такой большой и выделяющийся из всех Хагрид… кстати, как там у него насчет аппарирования?

Некоторые итоги


Хагрид сработал отлично: контакт с мальчиком налажен, возникла взаимная симпатия. Гарри доверяет новому другу – и будет доверять дальше.

В ночь с 31 июля на 1 августа, то есть сразу после визита Хагрида и Гарри, происходит попытка ограбления Гринготтса. Камень Волдеморт не получил, но, очевидно, понял, что искомое теперь в Хогвартсе. Он раздражен, наказывает Квирелла, переселяется ему в голову и едет с ним в Хогвартс.

Теперь Квирелл ходит только в тюрбане, от которого к тому же исходит «странный запах». Нам предлагается считать, что никто из опытнейших профессионалов-преподавателей Хогвартса, и прежде всего Снейп с Дамблдором, не в состоянии почувствовать присутствие Волдеморта или хотя бы попытаться выяснить, что же такое ароматное засело в тюрбане нового преподавателя DADA. Причем о сомнительных встречах Квирелла с разнообразными представителями Темных Сил знает даже Хагрид в его наивной ипостаси… Итак, это либо баг Роулинг, либо доказательство того, что Директор в курсе всего и сознательно допускает Квирелла и его затылок в свою школу практически на целый учебный год.

Насколько меняются планы Дамблдора? Да практически не меняются. В каком виде Волдеморт попадет в Хогвартс - его, Волдемортовы, проблемы. Если Директор в состоянии запросто справиться с Темным Лордом, обретшим тело, сторонников и силы, в ОФ, то в ФК то, что осталось от Тома Реддла, он размажет одним движением мизинца. Снейпу поручено специально приглядывать за Квиреллом и его затылком, и, пожалуй, все.

Насколько меняются планы Волдеморта? В общем, тоже незначительно. Вместо того чтобы действовать через Квирелла, находясь снаружи, он будет действовать через Квирелла, находясь внутри.

Дорога в Хогвартс


Важно не только то, что Хагрид говорит, но и то, о чем он умалчивает. Зачем нужен билет на Хогвартс-Экспресс, который никогда и никому больше не понадобится, да и у Гарри его никто не спросит? В принципе понятно: сделали объяснение для Дурслей и напоминание для мальчика. А вот почему Хагрид, так тщательно и скрупулезно доносящий до Гарри информацию, пропускает именно то, что должен был сообщить обязательно – как попасть на платформу 9 ¾? Весь остальной разговор построен настолько виртуозно, что и это умолчание зачем-то нужно…

Зачем – становится понятно на платформе.

Разберем сцену подробно. Гарри двадцать минут не может ничего понять. Спрашивает вокзального служащего, мечется, потом стоит посреди платформы с сундуком и совой (полярной, белого цвета). Мальчик с подобным багажом, конечно, смотрится на платформе более чем необычно. Тем не менее, мимо него проходит, не привлекая к себе внимания, довольно много учеников и их родителей – когда Гарри все ж таки попадает на нужную платформу, там полно народу. Итак, все с привычной аккуратностью конспирируются от глаз маглов. И вдруг рядом с Гарри оказывается живописная группа – вполне колоритная мама с пятью очень колоритными детьми и четырьмя огромными сундуками, причем мама громко говорит, что маглами все забито. Что делать Гарри, как не идти за семьей Уизли?

Это бы еще ладно, может, совпадение. Но далее Молли, которая десять лет провожает детей в Хогвартс, останавливается и спрашивает у сыновей (не у Джинни, это бы еще как-то объяснимо, а у мальчиков) –
"Ну, какая платформа?".

Либо это крупный баг. Либо платформ и в самом деле много… хотя в Хогвартс поезд упорно отправляется в течение пяти лет с одной и той же… Либо это подсказка для нас – с Молли все тоже не так просто.
Посмотрим далее, как Молли руководит отправлением детей: сначала Перси, потом по очереди – близнецы. На этом месте Гарри наконец не выдерживает и вежливо извиняется, прежде чем спросить. Молли опережает его.

"Здравствуй, милый, - радушно откликнулась та, - первый раз едешь в Хогвартс? Рон тоже новичок".
"Да, - сказал Гарри, - и понимаете, я… понимаете… я не знаю, как…"
"Как попасть на платформу? - доброжелательно подсказала женщина, и Гарри кивнул. - Не волнуйся, - успокоила она, - тебе нужно просто идти прямо на барьер между платформами девять и десять. Не останавливайся и не бойся врезаться, это очень важно. Лучше всего сделай это с разбегу, если ты нервничаешь. Давай, иди сейчас, перед Роном".


Любопытно, что позже, в подслушанном Гарри разговоре, Молли говорит детям – он спросил у меня, как попасть на платформу. Но именно этого Гарри у нее и не спрашивал! Она сама предположила – быстро и правильно. И помогла мальчику решить явно не решаемую самостоятельно проблему.

Оставим пока за рамками тот факт, что Молли явно хочет, чтобы Гарри с Роном подружились. Может, просто материнский инстинкт. Вежливый порядочный мальчик… Но нельзя по крайней мере не предположить, что ей поручено приглядеть за успешным отправлением Гарри в Хогвартс. Вспомним, что братья Молли были в Ордене. Кроме того, она замужем за Артуром Уизли, который с Дамблдором давно и хорошо знаком и, как мы увидим позже, все время старается принять участие в тех делах, к которым не имеет прямого отношения по профилю работы, но которые были бы интересны Дамблдору.

Мозаика складывается без швов. Хагрид не говорит Гарри, как попасть на платформу, чтобы ему помогли попасть на платформу Уизли, с которыми Гарри хорошо бы завязать дружеские контакты. Вполне возможно, что Молли знает не так уж и много – допустим, Артур по поручению Директора попросил ее помочь данному одинокому ребенку. Но сам Дамблдор, по-видимому, имеет далеко идущие цели. Уизли, все без исключения гриффиндорцы, достаточно резко настроены против Слизерина. А именно против Слизерина совсем недавно осторожно, но упорно предупреждал Гарри Хагрид…

Сам по себе Слизерин не так уж и плох – но для Гарри с самого начала Слизерин воплощение всяческого негатива. Почему? Потому что так говорит Хагрид, а потом в этом же уверен лучший друг Рон. Но это же не ответ. Тогда уж надо думать, для чего у ребенка упорно создаются антислизеринские настроения? Собственно Слизерин, конечно, имеет свои недостатки, как и прочие факультеты, но и не более…

Позже, в четвертой и особенно пятой книгах, напротив, будет подчеркиваться необходимость объединения всех факультетов. Однако это дело будущего. А сейчас главная задача – чтобы Гарри, несущий в себе, так сказать, прививку Волдеморта, не повторил его путь, попав в Слизерин. Ведь именно в Слизерин его хочет определить Шляпа. И лишь его внутренний отчаянный вопль определяет иной выбор.

На то, что знакомство с Уизли не случайно, указывает немало мелких деталей. О Гарри по крайней мере много говорят в семье. Откуда Рон знает, что Гарри жил у маглов? «Я слышал», - говорит он. То есть в семье Уизли это обсуждается при детях…

Возможно, что-то знают очень осведомленные близнецы, вечно подслушивающие и подглядывающие. Для них совершенно не характерно кого-то опекать, а вот Гарри они упорно опекают с первой минуты – и это будет продолжаться многие годы. Почему – сказать сложно. Попросил отец? Узнали по шраму?

В любом случае все складывается удачно для Директора – тут еще подвернулся Драко со своим высокомерием, хотевший как лучше, а в результате настроивший Гарри если не на веки вечные, то очень надолго против Слизерина вообще и себя в частности.

С Роном, напротив, полный контакт. И если Хагрид создает у Гарри нежелание идти в Слизерин, то Рон предопределяет выбор Гриффиндора.

Так что распределение проходит пусть и с заминкой, но как надо.

© anna_y и cathereine

Продолжение здесь: http://www.livejournal.com/users/big_game/13999.html#cutid1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments