big_game (big_game) wrote,
big_game
big_game

Category:

БИ-2: в Тайной комнате. Часть 3.



Следствие ведут Гарри и Ко


После Хэллоуина Джинни сама не своя (ярко выраженный синдром "местами помню… местами не помню…"). Жалуется она только другу-Дневнику - то есть пока его не подозревает. Ах, как долго и подробно Роулинг описывает ее переживания: губы дрожат, бледная, вообще все приняла как-то слишком уж близко к сердцу, - и как наставляет тут же "обманок": попросту любит девочка кошек, боится, что Филча в камень превратят (а что ей Гекуба?.. то есть Филч), да и на Гермиону "история с кошкой тоже подействовала" - вроде как общедевичья истерика.

На самом деле такие как бы несущественные описания в ГП, как положено в детективе и рядящемся под него постмодернизме, всегда крайне существенны. Роулинг - наследница всей английской литературы. Не только Диккенса, Остин или Толкиена, но и Агаты Кристи тоже.

Кстати о наследниках: по школе расползаются слухи, что Гарри в родстве со Слизерином. Однако на сей раз обструкция не носит тотальный характер. Близнецы, например, с их здоровым черным юмором получают от ситуации массу удовольствия.

Тем временем решительная Гермиона добивается от профессора Биннза рассказа о любопытных подробностях насчет ТК, которым следует верить, ибо Биннз, даром что призрак, до тошноты скучен и точен и вообще признает только факты. С другой стороны, Биннз, рассказав о ТК, как мы полагаем, сущую правду, далее делает поворот оверштаг и начинает все более жестко утверждать, что комнаты не существует. Право же, как это… по-исторически.

Впрочем, авторы полагают, что Биннз тоже та еще твинпиксовская сова. Этому ружью еще предстоит выстрелить. А пока отметим, что у Биннза не то своеобразное чувство юмора, не то до странности точный вид рассеянности - он называет каждого из учеников, казалось бы, им не замечаемых, фамилией не настоящей, но очень похожей и сходной по происхождению. И вообще, он компетентный преподаватель, который умеет хорошо говорить и держать внимание класса. Но отчего-то страшно раздражается, когда это происходит…

Итак, истинный наследник Слизерина "один будет способен снять печать с Тайной Комнаты". Надо полагать, Гарри, раз уж он смог открыть вход в Том Самом Туалете, несет в себе часть свойств наследника Слизерина. Как любит говорить Дамблдор, "наиболее вероятное объяснение", что это случилось после контакта в годовалом возрасте с Волдемортом.

Но это сейчас не главное. Важно, что если об этой легенде знает Биннз, то знает и Дамблдор. Если директор действительно считает нападение на кошку результатом действий Василиска, выползшего из канализации, то он должен а) предпринимать какие-то действия по защите детей; б) искать, кто в Хогвартсе способен работать истинным наследником Слизерина.

Что он и делает. А как - станет ясно, если присмотреться к последующим событиям.

Начнем с мер демонстративных: Филч дежурит возле Того Самого Туалета. Его стул стоит прямо под не поддающейся никаким чистящим средствам надписью (признак подозрительно высокого профессионализма злоумышленника: Реддл был одним из лучших учеников Хогвартса). Но ведь Филч сквиб. Подставлять его под встречу с Василиском как минимум неразумно. Кто-то дежурит в самом туалете?

Сама собой напрашивается кандидатура Миртл. Конечно, она балбеска, но раз уж она обитает в тамошнем унитазе…

Как бы то ни было, Гарри и Ко дают в очередной раз самим вести расследование. Они засекают пауков, удаляющихся из замка подальше от Василиска. Много позже Хагрид напрямую отправит юных следователей за пауками - лишнее доказательство, что команде Дамблдора уже все известно. Но команда Гарри и тогда поймет не сразу, а уж сейчас и подавно ничего не понимает.

Гермиона пытается составить логическую цепочку: в комнате Слизерин заключил нечто, способное помочь выгнать из Хогвартса всех полукровок - кто-то открыл комнату, потому что хочет выгнать полукровок - Драко обозвал Гермиону магродьем - наследником Слизерина может быть Драко. Хорошая цепочка, хотя и несколько наивная. В реальной жизни все сложнее. Настоящий Том Реддл сам полукровка и использует Комнату и Василиска уж скорее для получения власти, чем для очищения школы от нечистой крови.

Поскольку Гермиона на уроках слушает внимательно, она предлагает применение Оборотного Зелья. Для этого, правда, надо нарушить массу школьных правил, но когда Гермиона загорается какой-нибудь идеей (защита полукровок, права домовых эльфов - подчеркнуть нужное), она кентавра на скаку остановит и Снейпу мантию подожжет. Уж не говоря о каком-то ограблении шкафа.

Правда, она, как год назад, даже не подумает, что ее могут отследить. Между тем если Гарри и Ко обосновываются в Том Самом Туалете и начинают там потихоньку варить Оборотное Зелье, то Дамблдору это известно. Потому что он за туалетом следит.

А если не следит, то он выжил из ума. Либо Роулинг плохой писатель.


Некоторые аспекты квиддича в свете БИ


В середине ноября - первый матч по квиддичу, Гриффиндор играет со Слизерином. И поскольку за Слизерин не только Малфой-младший, но и Малфой-старший, вполне возможно, что результат матча, прямо как на византийском ипподроме, приобретает политический оттенок. Против Гарри (и Дамблдора) выходит Люциус.

Малфой-старший, надо признать, не пожалел усилий. Бесспорно, что он покупает наследнику право играть в команде Слизерина. В памятной стычке, когда слизеринцы хвастаются метлами, никому, кроме умницы Гермионы, не приходит в голову совершенно правильный взгляд на вещи: по-настоящему стыдно не быть бедным, а пытаться купить победу (какая английская мысль - о правоте честной игры…). Там, где Рон будет страшно стыдиться собственных родителей (заслуживающих между тем всяческого уважения, ибо тащат семерых детей, забыв о себе и сохраняя при этом в неприкосновенности моральные устои), Гермиона врежет так, что Драко иначе как эквивалентом колдовского мата и отреагировать не сможет.

Но возможно, что Люциус не ограничился покупкой метел. Нам хорошо известно, что Добби заколдовал бладжер, и мы знаем, что он сделал это из благих побуждений - тех самых, которыми вымощена одна интересная дорожка. Но была ли это очередная гарриубийственная инициатива Добби? Или приказ Малфоя-старшего?

Мы не нашли ничего, что бы противоречило данному предположению. Для себя Добби может сколько угодно объяснять свои действия интересами Гарри. Но для Люциуса, никогда не брезгующего грязной игрой, по крайней мере очень выгодно вывести из строя Ловца гриффиндорцев - при том, что отпрыску он купил именно место слизеринского Ловца. А вот и косвенное доказательство: Добби довольно подробно перечисляет разнообразные наказания, которым подверг себя за действия по защите Гарри. Но он ни слова не говорит о наказании, которое ему вроде бы автоматически следует над собой произвести за околдовывание бладжеров - ведь делал-то с благой целью удаления Гарри из школы…

Отрадно, что Драко получил хороший жизненный урок: даже крупные деньги (как-никак, семь хороших метел) и крупная подлость (а что еще есть затея с бладжерами?) иногда не в состоянии дать тебе то, что ты очень, очень хочешь. Ему влетает от Флинта ("Маркус Флинт орал на Малфоя. Что-то насчет того, как некоторые не могут заметить снитч, даже когда он у них на голове. Сказать по правде, вид у Малфоя был не слишком-то радостный"), а далее, надо думать, еще и от собственного отца.

Впрочем, вернемся к БИ. И зададимся естественным вопросом: а мог ли Дамблдор, которому не может не быть известно о визите Добби на Privet-Drive, пропустить визит именно этого домового эльфа на свою территорию?
Следует думать, что за Добби в школе как минимум присматривали. Разговор с Гарри в больнице не может пройти незамеченным. ТК открыта в результате каких-то действий Люциуса, и работать надо в этом направлении.

Впрочем, мы почти уверены, что Директор ничего нового из разговора Гарри с малфоевским домовиком не узнал. Но об этом чуть позже. Потому что пока визит Добби к больному прерывают Директор Хогвартса и декан Гриффиндора.


Некоторые аспекты языкознания в свете БИ


Эпизод крайне интересен по двум причинам: серьезной и хулиганской.

Начнем со второй. Давно подмечено, что строгая Макгонагалл и чудаковатый Директор Хогвартса относятся друг к другу очень, очень тепло. Кажется, кроме Минервы, никто в Хогвартсе не называет Директора просто по имени. Уж не говоря об интермедиях типа:
"…летом я слышал отличный анекдот! Значит, так: тролль, колдунья и лепрекон пришли в бар...
Профессор МакГонагалл громко закашляла. [В переводе - Альбус, немедленно заткнись, ты смущаешь детей своими выходками!]
- Э-э-э... сейчас, возможно, не время... м-да... - стушевался Дамблдор. - О чём бишь я?"


Короче, они - пара, и это заметно.

Но встретить их в ночных рубашках… а уж тем более когда далее Минерва, взвинченная происходящим, откровенно признается мадам Помфри, что Альбус надумал спуститься вниз за горячим шоколадом, который, как известно, есть один из распространенных афродизиаков…

Круче этого, пожалуй, только озлобленная собственной недоцелованностью Амбридж, которую в ОФ вполне постмодернистски уволокут с собой кентавры.

А Роулинг - хулиганка.

Несколько отведя душу, перейдем к причине серьезной.

Как-то не согласуется все это.

"- Еще одно нападение, - ответил Дамблдор. - Минерва нашла его на лестнице.
- Рядом с ним лежала гроздь винограда, - сказала профессор Макгонагалл. - Мы думаем, он хотел тайком навестить Поттера"
.

То есть нашла Колина Макгонагалл по дороге к больнице. Но при чем здесь тогда Альбус, который спустился вниз за горячим шоколадом? Более того, ночная прогулка Дамблдора имеет очень важное значение.

"- Обратился в камень? - прошептала мадам Помфри.
- Да, - подтвердила профессор Макгонагалл. - Но мне страшно подумать... если бы Альбус не спустился вниз за горячим шоколадом... кто знает, что бы могло случиться..."


И вот тут авторы не могут не выдвинуть предположение, прямых доказательств которого не имеют - но в картину происходящего оно укладывается очень хорошо.

Перед каждым нападением, когда Василиск ползет по трубам, его слышно. Надо думать, его вообще слышно, так сказать, физически. А Гарри, владеющий парселтонгом, просто понимает смысл этих странных звуков.

Нет причин думать, что перед нападением на Колина Василиск ведет себя как-то иначе. Всегда ползет, жалуясь себе самому на жизнь свою тяжелую, голодную, - и в этот раз делает то же самое.

Вот это, по всей видимости, и услышал Альбус, пойдя ВНИЗ за горячим шоколадом.

Да, предположение спорное. С другой стороны, во-первых, тогда становится ясным, почему Макгонагалл в ночной рубашке нашла Колина - да потому, что Дамблдор поднял команду по тревоге, сдернув с постелей. А во-вторых, есть эпизод в зоопарке в ФК, который был бы непонятен, не знай мы, что Арабелла Фигг не имеет права сломать ногу просто так.

Бразильский боа-констриктор вызывает Гарри на разговор. Но ведь кто-то должен был с ним об этом уговориться…

И, в конце концов, почему бы Дамблдору, который за свою долгую жизнь и при своих исключительных данных научился едва ли не всему, что возможно для колдуна, не знать парселтонга? Что он из соображений нравственности установил жесткие самоограничения, Роулинг уже нам дважды намекнула: об этом говорят Минерва в вводной главе ФК ("Вы мне льстите, у Волдеморта есть такие возможности, которых у меня никогда не будет". - "Только потому, что вы слишком - ммм - благородны, чтобы ими воспользоваться") и Добби в своих предупреждениях ("Но, сэр… - голос Добби упал до настойчивого шепота, - есть силы, которыми Дамблдор не может… силы, которыми ни один приличный колдун…").

Добби - это еще ладно, он вполне может иметь в виду что-нибудь другое. Но Минерва, хорошо знающая Альбуса, знает, о чем говорит. Дамблдор мог бы делать все, что делает Волдеморт, но никогда не станет.

Охранял ли этой ночью кто-то вход в ТК? Если охрана действительно возложена на Миртл, понятно, почему случилось то, что случилось: меланхольная девица увлеклась сладостным самоистязанием и прокололась. Колина выручил фотоаппарат. Директор не повторит ошибки - надо думать, куда более ответственный, чем Миртл, Почти Безголовый Ник спас Джастину жизнь не случайно. Установить дежурство привидений в коридорах логично, эффективно и безопасно, потому что привидения и так мертвы, а, стало быть, вторично умереть не могут.
Напоследок Минерва и Альбус обмениваются репликами, которые для Гарри явно не предназначались. Ибо из них понятно, какова степень информированности Директора на самом деле.

ТК вновь открыта, подтверждает Дамблдор. В самом деле открыта (то есть это как минимум обсуждалось). Не сказать, чтобы Макгонагалл так уж удивлена. Зато она выпадает в осадок, услышав мнение Директора.

"- Но, Альбус... помилуйте... кто же это?
- Вопрос не в том, кто, - задумчиво пробормотал Дамблдор, - вопрос в том, как…
Насколько Гарри мог видеть по выражению лица профессора МакГонагалл, во всей этой истории она понимала ничуть не больше его самого"
.

Ну, это мальчик, положим, сильно преувеличивает.

Впрочем, ход мыслей Директора вполне понятен. Гарри в больнице, выращивает всю ночь тридцать три кости. Так что вариант, как в случае с назначением преподавателя DADA, один из одного: Том Реддл, он же Волдеморт. Но если не через "прививку Волдеморта" у Гарри, то каким образом?

Так что можно считать доказанным: в это время Дамблдор про Джинни не знает. И это сильно утешает авторов. Им, авторам, было бы трудно продолжать любить великого, забавного и страшного Директора, буде он, Директор, мог бы хладнокровно подвергнуть одиннадцатилетнюю девочку подобному испытанию.


Некоторые аспекты дуэлей в свете БИ


В свое время Гарри со змеей в зоопарке друг друга неплохо поняли. Нет оснований считать, что парселтонгу можно разучиться - это, по всей видимости, сродни езде на велосипеде, и вообще, опыт не пропьешь. Однако раз уж Директор планирует в свете открывшихся обстоятельств изменение БИ и финальный поединок Гарри с Василиском, то надо бы Гарри каким-то образом подготовить… Северус, кажется, вы, будучи Пожирателем, баловались дуэлями?

Грядет Дуэльный Клуб.

Но будем придерживаться порядка событий. Отрастив 33 кости, Гарри выходит из больницы и прямиком направляется в Тот Самый Туалет, где на "компактном, портативном, водонепроницаемом костре", создание которых является коньком Гермионы, варится Оборотное Зелье. Напоминает о голубом огне, с которым так не повезло Снейпу в ФК. Мелочь, казалось бы, но на самом деле у Роулинг таких мелочей чрезвычайно много. И это не слишком согласуется с распространенным взглядом на ее мир как нечто, имеющее много проколов в построении. Напротив! Она очень скрупулезна.

Логически напрашивается вывод, что Дамблдор позволяет подросткам побаловаться с Оборотным Зельем - как в рамках расследования, так и в целях воспитания инициативы. Именно поэтому Снейп не поднимает бучу по поводу пропажи компонентов у него из шкафа. А мог бы. Урок сорван, у Драко вырастает нос-дыня (чем хуже огромных зубов Гермионы через некоторое время? Дети есть дети…), сама Гермиона потрошит шкаф Снейпа… а Северус тем временем совершенно четко знает, кто виновник. Более того, он смотрит прямо на Гарри - а тот пытается ответить ему чистым, невинным, озадаченным взглядом. Оба делают все, что, как мы знаем из ОФ, облегчает процесс заглядывания в мысли…

Завершающая фраза Снейпа - "Если я когда-нибудь узнаю, кто ее [петарду] бросил, я не успокоюсь, пока этого человека не исключат" - на самом деле довольно беспомощное заявление. Конечно, он знает. И угрожает Гарри исключением (как после прибытия на фордике - до боли знакомая кнопка). Однако на самом деле Снейп может шипеть (не более определенного уровня), придираться (не более определенного уровня), даже бить (в довольно ограниченных пределах и не ногами), но добиться исключения Гарри, что бы тот ни сделал, невозможно. Более того: Снейп знает - кто, после осмотра шкафа совершенно точно просекает - что и зачем… и он обязан проглотить эту историю, сделав вид, что он придурок. Потому что так надо в интересах БИ. И Северус глотает - надо полагать, с горчайшей обидой…

Ничего, дальше Директор позволит ему немножко оттянуться.

Сама идея Дуэльного Клуба явно возникла у людей, знающих, что Гарри в дуэлях ни в зуб ногой, а на первом курсе уже на одну, памятную, чуть не нарвался, - так что и он, и вместе с ним Рон в клуб обязательно запишутся.

Странно, что к Клубу не имеет никакого отношения чемпион по дуэлям Флитвик (ай да маленький кроткий Флитвик!.. Вот еще один, кто не так прост, как кажется…). Зато имеют Локхарт - и неизменный Снейп. Гм. Похоже, что Снейп использует Локхарта примерно как Филча в ФК: прикрытие и вывеска одновременно.

Если внимательно вчитаться в текст, сразу понятно, что Снейп не просто "немножечко знаком с дуэльным делом и согласился по-товарищески помочь кое-что продемонстрировать" (кстати, какова песня…). Снейп ведет, однозначно. Очень скоро он перехватывает у Локхарта даже видимость руководства, не говоря уж о подспудном постоянном владении ситуацией. И не без удовольствия прикладывает Гилдероя мордой об стол.

Вот, кстати, о прикладывании. Зачем Директор разрешает одному из преподавателей высококлассной школы выставлять себя на подобное позорище? Даже если Локхарт обратился к Дамблдору с идеей о Дуэльном Клубе сам, зачем разрешать-то? И почему другой преподаватель позволяет себе публично, при учениках, обращаться с коллегой подобным образом? Пусть в каждом коллективе обязательно есть паршивая овца, но демонстрировать таковую перед учениками как минимум непедагогично.

Разумный ответ один: так надо для БИ. Дурачка Локхарта весь этот год используют для демонстрации простого факта, до чего доводит слепая самовлюбленность. Ну и для более тонких манипуляций, конечно.

Снейп в схватке с Локхартом никому особенно ничего не демонстрирует (вроде как Локхарт заявляет, что договаривались именно об этом?..), а явно стремится раскатать героя-Гилдероя слоем возможно потоньше. Трудно отделаться от мысли, что Снейп не просто сводит счеты (будьте уверены, Локхарт к этому времени достал абсолютно всех), но еще и демонстрирует Гарри, какой он, Снейп, крутой. Не попытка ли это добиться понимания?

Увы, Гарри отлично все видит и даже оценивает по достоинству… и все это ни в малейшей степени не влияет на отношение мальчика к нелюбимому преподавателю. Младший Поттер в большой степени человек первого впечатления. А стало быть, склонен к предубеждениям.

Тем временем Локхарт, встав после перелета, с чудной детской непосредственностью, сквозь которую сквозит легкая обида, обращает ситуацию в свою пользу. Да, надо признать, самоуверенность Локхарта - явление почти клиническое. Но даже он вынужден подчиниться указаниям Снейпа. А тот открыто ставит Гарри против Драко и буквально навязывает именно эту пару для второй схватки - при этом мимоходом, но злобно пройдясь по Невиллу.

Заметим в скобках, что за свои нескончаемые нападки на Невилла он огребет через год в особо крупных размерах и с тех пор станет осторожнее… но об этом в следующей серии.

Тест готов: Снейп подсказывает Драко шепотом заклинание - СЕРПЕНЦОРЦИЯ, вызывающее появление перед Гарри огромной черной змеи.

"Не шевелись, Поттер, - лениво бросил Снейп, очевидно наслаждаясь испугом мальчика, оказавшегося с глазу на глаз с разъяренной змеей. - Сейчас я уберу ее...". Ясно, что Снейп тщательно отслеживает реакцию подростка. А уж эмоциональная окраска ситуации принадлежит самому Гарри, который (и не без оснований, надо признаться) всегда уверен, что профессор зельеделия ему первейший враг.

Но тут вмешивается Локхарт. Ох, дураки, конечно, могут оказаться полезными при должном с ними обращении. Но они имеют нехорошее обыкновение встревать не вовремя и многое портить. Раздраженная нежданным полетом и шмяканьем об пол змея кидается на Джастина Финч-Флетчли. Снейп просто не успевает ничего предпринять - специально подчеркивается, что Гарри действует очень быстро, на инстинкте ("Он не успел обдумать решение, пришедшее ему в голову. Он только почувствовал, как ноги, будто на роликах, понесли его вперед, и он самым глупым образом закричал на змею: "Оставь его в покое!".." ).

Каков итог? Гарри рептилий не боится и всегда готов перемолвиться с ними словечком. Ну и, помимо знания парселтонга, мальчик обладает совершенно четкой властью над змеями - "Он знал, что змея больше не будет ни на кого нападать, хотя и не смог бы объяснить, откуда ему это известно". Неплохо так, если учесть, что он вроде бы никакой не наследник Слизерина…

Окружающие реагируют сложно: в основном испугом, неприятием и даже злобой пополам с отвращением. Кроме Снейпа, который "тоже смотрел на Гарри со странным выражением: настороженным, угрюмо-проницательным, что-то про себя вычисляющим". О да. Тест дал неожиданный, но очень интересный результат: Гарри для змей что-то вроде хозяина… Сложно сказать, но все-таки: а если бы в подземелье Гарри вместо того, чтобы паниковать, решительно приказал Василиску на парселтонге: "Фу!", кого бы послушалась змея - его или Реддла? Но в любом случае, когда Дамблдор отправит Гарри в подземелье навстречу страшному монстру, мальчик будет далеко не столь беззащитен, как кажется с первого взгляда.

На этом Дуэльный Клуб решительно прекращает свое существование. Первое заседание оказывается последним. И с позиций БИ совершенно ясно почему - зачем продолжать, если цель достигнута?


Последствия Дуэльного Клуба - и не только


Тема сходства Гарри и Волдеморта/Реддла/наследника Слизерина и далее муссируется более чем настойчиво. Само собой, это пришло в голову не только Рону, и грядет очередное обострение обструкции. Как хорошо, что у мальчика уже есть опыт. Попутно мы узнаем, что в зоопарке Гарри вовсе и не собирался выпускать змею - само как-то вышло ("…этот самый боа-констриктор рассказал мне, что никогда не был в Бразилии, и я его как бы освободил, только я не хотел"). Мелочь, но в подтверждение того, что в зоопарке уже имела место БИ, и кто-то убрал стекло специально, чтобы Гарри со змеей могли друг друга услышать.

Находясь в разобранном состоянии, подросток бежит по коридору и натыкается на Хагрида. Лесник идет к Дамблдору по поводу очередного задушенного петуха (все признаки Василиска, как по Гермиониной книге) и, увидев Гарри, прямо спрашивает, в чем дело ("Ты точно в порядке? Видок у тебя - потный какой-то, злой").
Гарри только отмахивается. Да, нужен, срочно нужен новый конфидент.

Сразу после этого по дороге в гриффиндорскую башню Гарри натыкается на Окаменевшего Джастина и почерневшего, потерявшего сознание Почти-Безголового-Ника, принявшего основной удар на себя. Защитные мероприятия Дамблдора себя оправдали.

Гарри попадает в кабинет Директора (в первый, но не в последний раз). Отметим, кстати, что теперь он знает принцип, по которому подбирается пароль входа: название сладостей. В будущем пригодится.

Подросток напуган, но ведет себя так, как он вообще себя ведет, когда остается один: быстренько убеждает себя, что ничего страшного не случится, и засовывает свой любопытный нос, куда ему хочется. Кабинет Филча и письмо на столе. Кабинет Дамблдора и Шляпа. А впереди кабинет Снейпа и Думоотвод… но это так, пока заметка на будущее.

Шляпа настаивает на Слизерине, Гарри, которого этот ответ совершенно не устраивает, решительно возражает ("Вы не правы") и торопливо снимает Шляпу. Донести до него правду достаточно сложно. Он долгое время будет от нее отворачиваться, когда она, правда, уже громко и настойчиво стучится в дверь…

Тем временем появляется Директор.

На данный момент совершенно ясно, какое решение он принял. БИ-2 будет продолжена, но модифицирована с учетом новых обстоятельств. И все бы хорошо. Но пока Директор позволяет Гарри вести расследование и проявлять инициативу, готовя мальчика к финальной схватке, Малфой продолжает свои подкапывания. И вот уже Драко откровенно заявляет: "Дамблдора уволят, если это скоро не прекратится".

Между тем Директор не всеми аспектами БИ делится с командой. Например, возможно, что Снейп был не в курсе лингвистических познаний Поттера-младшего. И Хагрид мало что знает. А иначе бы не ворвался в кабинет в попытке защитить Гарри от обвинений, считая, что Дамблдор подозревает мальчика…

Знакомство с Фоуксом приводит к краткой лекции Дамблдора об особенностях фениксов: "Они способны носить тяжелые грузы, их слезы обладают целебной силой, а еще - они очень преданные домашние животные". Первое и второе подтвердится достаточно скоро. А вот почему Дамблдор выделяет курсивом слова о преданности? Это что значит? Так просто он курсивом не выражается.

На самом деле Гарри вызван в кабинет Дамблдора для одного-единственного вопроса - "Я должен спросить тебя, Гарри, есть ли что-то такое, о чем ты бы хотел рассказать мне. Неважно, что именно. Всё что угодно". При этом Директорский "светло-голубой взор пронзал Гарри насквозь". Следует ли считать, что только Снейп в Хогвартсе умеет заглядывать в человеческие мысли? ОФ свидетельствует об обратном.

Так что Гарри чрезвычайно кстати прокручивает в голове все, что мог бы сказать (вопли Малфоя, Оборотное Зелье, кровожадные шипения Василиска…) и - не говорит. Но Дамблдору не требуются факты - он их уже знает. Как явствует из контекста, он хочет доверия.

Возможно, в этот момент он предлагает Гарри на роль конфидента самого себя. Но пропасть между ними слишком велика. С теми, кто настолько выше, не откровенничают.

Ах, как же нужен новый конфидент. И побыстрее. Но это - потом. Пока же отметим, что в финальной схватке возникнет любопытный нюанс: Фоукс появится только тогда, когда мальчик продемонстрирует преданность и верность Дамблдору.

Вот так, и не меньше.


Некоторые аспекты веселого рождественского праздника в свете БИ


Интересно, почему Драко остается в Хогвартсе на Рождество? В прошлом году он громко и многозначительно намекал, что уж ему-то есть куда на каникулы отправиться. Из-за трений с отцом? Из-за желания быть поближе к объекту страсти нежной? Недаром ему свитер Гарри на рождественском ужине жить не дает. И когда Малфой-младший усвоит, что любое ядовитое замечание в адрес Гарри на самом деле выдает его не разделенную, но упорно не проходящую любовь?

Не менее интересно, увидит ли Гарри когда-нибудь, что для Драко, как для многих душ непросвещенных, ненависть есть форма проявления любви.

Бедный, бедный богатенький Драко. Гарри не любит, папа наказал (что-то вроде "Я зря выбросил столько денег на твой квиддич - теперь проведешь в школе зимние каникулы и подумаешь, что именно позорит имя колдуна"). Драко среди тех немногих, кого домой не забирают. Может быть, Люциус уверен в безопасности сына, ибо Малфои чистокровные из чистокровных. А еще вполне может быть, что он хочет иметь в Хогвартсе кого-то, кто регулярно сообщал бы ему последние вести с полей.

Вестей, однако, пока нет, и на полях спокойно. Джинни с Дневником остается в школе - потому что родители уезжают к Биллу в Египет (потом Уизли поедут туда же всей семьей летом, и это откроет головокружительные перспективы УА… впрочем, не будем забегать вперед). Возможно, девочка уже пытается бороться с властью Реддла. Во всяком случае, с Рождеством Василиск в Хогвартсе никого не поздравил.

Наступает праздник. А с ним и час Х. Гермиона вкладывает столько энергии в план с Оборотным Зельем, что он почти полностью осуществляется (если не считать обрастания кошачьей шерстью главной заговорщицы). Команде Директора постадийное выполнение плана, несомненно, доставило массу удовольствия.

Впрочем, результаты не совсем те, которых ждала команда Гарри. Главную информацию оценить по достоинству подростки вообще не способны. Но читателям следует внимательно отнестись к вырезке, которую Малфой показывает Гарри и Рону в обличье Краббе и Гойла. Ибо теперь ясно, какие последствия истории с летающей машиной предвидел Дамблдор. Артур не просто влип в неприятности. Штраф в пятьдесят галеонов для семьи Уизли очень, очень некстати, но, в конце концов, это не смертельно. Да и с работы Артура не уволили, невзирая на старания Люциуса.

Однако Политическая Игра приобретает нежелательный оборот.

Фадж явно играет роль каната, который напряженно тянут каждый в свою сторону Дамблдор и Малфой. Некоторое время назад у Малфоев был обыск - к счастью для них, мало что нашли (интересно, сообщил ли Рон отцу, что у Малфоев под гостиной находится секретная комната? Вроде собирался). Это большое достижение Дамблдора. Однако из-за Артура забуксовали Акт о защите маглов и законодательные акты против бывших соратников Волдеморта: а вот это уже отыгрыш Люциуса…

Картина неприглядная: по школе ползает Василиск, дело дошло до человеческих потерь (только представить себе, как взвились - и совершенно по делу - родители Колина Криви и Джастина Финч-Флетчли), наступление на бывших Пожирателей провалено по недосмотру Артура Уизли, и Малфой все ближе и ближе подбирается к заветной мечте - сбросить Дамблдора с поста хогвартсовского Директора. Если летом перевес был явно в пользу Дамблдора, то теперь Директор висит на волоске.

При этом он совершенно сознательно не прекращает БИ, фактически терпит Василиска ради воспитания Гарри, и вообще рискует - ладно бы собственным креслом, еще и учащимися. Будем надеяться, БИ того стоит. Собственно, если идти от обратного, именно вникнув в создавшуюся ситуацию, можно по-настоящему оценить важность БИ…

Напоследок озадачимся вопросом о том, какие последствия имело применение Оборотного Зелья, повлекшее за собой сверхурочную работу для мадам Помфри в самое Рождество.

Ответ ошеломляющий - никаких. Поводов для скандала между тем сколько угодно. У Снейпа распотрошили шкаф, в Том Самом Туалете команда варила зелье несколько недель (неужели хотя бы Миртл ни разу не сунула туда нос?), мадам Пинс видела, на какую именно книгу Локхарт подписал Гермионе разрешение. Краббе и Гойл на глазах Малфоя начали изменять внешность, а затем вывалились без ботинок из шкафа вестибюля, не помня, что с ними целый час было. Наконец, Гермиона на несколько недель обросла черной шерстью, причем пол-Хогвартса шлялось вокруг больницы, пытаясь вызнать, в чем дело… и - ничего. Никто из преподавателей ничего не предпринимает. Никто ничего не знает. И даже Малфоя, похоже, сумел заткнуть / успокоить любимый декан…
Если это не следствие БИ и мощного влияния Директора на подведомственное учреждение, то пусть кто-нибудь объяснит, что это все значит.


Проблемы Дневника и проблемы с Дневником


Проходит несколько недель с Рождества, начинается семестр - надо понимать, это конец января / начало февраля. И тут с Темным Лордом, уже получившим снежками по физиономии в первой книге, случается второе и еще менее приличное приключение: его выбрасывают в унитаз. Ну хорошо, не его лично, а его отпечаток на страницах дневника, но все равно - не слабое снижение демонического образа мирового зла.

Гарри и Рон узнают о происшествии по воплям Филча, который, "как всегда, дежурил на своем добровольном посту… в том месте, где была атакована миссис Норрис".

Всех тонкостей взаимоотношений Джинни и Тома мы не знаем и, скорее всего, никогда не узнаем. Но даже Реддл вынужден признать, что Джинни перестала ему доверять и попыталась избавиться от Дневника (нет, не только Дамблдор сумел не поддаться якобы неотразимому обаянию Реддла). А вот почему Джинни выкинула Дневник именно в туалет Миртл? Потому что Том ее туда тянул, и там разыгралось нечто вроде решающей схватки? Или потому, что Тот Самый Туалет почти не посещается - чтобы больше никто эту нехорошую книжечку не нашел?
Впрочем, не суть. Гораздо важнее, что ситуация есть очень толстый намек Роулинг для недогадливых: Филч дежурит ТАМ ЖЕ, где Окаменела кошка, и после затопления туалета Миртл из-за дневника из-под дверей НА ТО ЖЕ САМОЕ МЕСТО натекает ТАКАЯ ЖЕ БОЛЬШАЯ ЛУЖА. Ну как, все всё поняли?

Не похоже, чтобы Филч был посвящен в БИ - его заботит главным образом, кому вытирать лужу (сама по себе чистота - это прекрасно, но в данном случае, вероятно, все же это вопрос второго ряда). Не поддадимся соблазну увидеть БИ в том, что Филч заставлял Рона раз пятьдесят чистить именно кубок с именем Реддла. В конце концов, никто не заставлял Рона извергать слизняков конкретно на эту посудину. Конечно, в принципе Гарри надо знать, кто такой Волдеморт, и когда-нибудь ему бы это имечко подкинули. Но вряд ли сейчас.

Что до Миртл, то с ней сложнее, чем с Филчем. Если привидения не способны умнеть и взрослеть со временем, то от нее успешного участия в БИ ждать не следует. На момент смерти ее волновали лишь она сама и ее собственные дражайшие комплексы. Может, конечно, что-то и изменилось… но вряд ли. Если же Миртл притворяется, то способна дать фору по придуриванию самому Хагриду, не говоря уж о Директоре. Вот сидела она себе в изгибе, размышляя о смерти, вдруг - на тебе! - через нее пролетает ежедневник… Правда, в любом случае она теперь в курсе, что дневник принадлежал Т. М. Реддлу - об этом громко сообщает Гарри Рон, и Миртл это слышит. Надо думать, она могла сообщить Дамблдору… в том случае, естественно, если вообще обратила на этот разговор внимание.

В любом случае, Джинни, бесспорно, удается на время избавиться от влияния Тома, а сам Реддл, выступающий в роли паразита, должен искать себе нового хозяина-носителя.

Гарри, несмотря на длинное и разумное предупреждение, а также даже определенное физическое противодействие Рона, таки ж берет книжечку, листает и даже прячет в карман (только что из унитаза?.. Правда, соображения гигиены вроде у Гарри на первом месте никогда не стояли). Конечно, он сопоставил даты. Но нельзя исключить, что этого в какой-то мере хочет сам наделенный магической силой предмет ("Возьми меня!").
Впрочем, с подчинением Гарри у Дневника-Реддла некоторые проблемы. Это странно, и об этом обязательно нужно поговорить подробно.

© anna_y и cathereine

Продолжение здесь

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments