big_game (big_game) wrote,
big_game
big_game

Categories:

БИ-3: с любовью к узнику Азкабана. Часть 5.



Начало учебного процесса: ученики


Пока Драко рвется на части, каждая из которых неравнодушна к Гарри (не будем повторяться - см. лирическое отступление № 1), Фред с Джорджем явно берут Гарри под опеку: приносят расписание уроков, рассказывают, что Малфой прибежал к ним спасаться в поезде, что им самим стало скверно, когда появился дементор, а также - как плохо было в Азкабане мистеру Уизли. Да, там особый контакт с отцом, он главный человек в их жизни. Гарри, уж если Нашему Папе в Азкабане пришлось хуже некуда, тебе-то что стесняться? А Малфоя вместе со Слизерином мы в квиддич так раскатаем…

Мягко говоря, нехарактерно это для близнецов - так с кем-то возиться. Они обычно утешают совершенно иначе.

"- Перестань, Рон, ты же вечно жаловался, что он скучный! - попробовал приободрить брата Фред. - И вообще, он уже давным-давно плохо выглядел, он угасал. Может, так лучше, совсем не мучился - одним глотком - раз и нету! Может, он даже ничего и не почувствовал!
- Фред! - возмущённо укорила Джинни.
- Ты сам говорил, Рон, что он только ест да спит, - сказал Джордж.
- Он однажды укусил Гойла! Он защищал нас! - возразил безутешный Рон. - Помнишь, Гарри?..
- Звёздный час Струпика, - Фред при всём желании не мог сохранять серьёзность. - Так пусть же шрам на пальце негодяя останется вечным мемориалом памяти покойного. Ладно, хватит, Рон! Сходи в Хогсмид, купи себе новую крысу, какой смысл сидеть здесь и стонать?
"

Но к Гарри неизменно проявляется совершенно особое внимание. И, мы бы сказали, уважение к его переживаниям.

Хм… думается, помимо того, что Гарри по делам и натуре своей лично симпатичен деловым и совершенно не сентиментальным Фреду и Джорджу, имеет место поручение горячо любимого отца ("Парни, вы там приглядите немного за Гарри, хорошо?" - "Не вопрос, папа!"). Полное совпадение двух векторов даст зимой замечательную результирующую, которая сильно повлияет на финал БИ: близнецы отдадут Гарри Карту Мародеров ("Знаешь, Джордж, наверное, она ему все-таки нужнее…" - "Точно. И папа говорил, что Гарри вечно держат за гриба. А мы и так все знаем, правда, Фред?").

Впрочем, до Карты еще далеко.

Гермиона, с ее взором горящим по части знаний, получает хроноворот и возможность безразмерного поглощения информации в течение года - вплоть до состояния весьма выраженного несварения. Так что далее она в этом смысле становится куда осторожнее. Какой красивый воспитательный момент, чисто в духе Дамблдора: не бить по рукам, а напротив, предоставить человеку самому узнать границы своих возможностей. Драгоценное качество людское под названием "инициатива" не пострадает, и личность деформируется значительно меньше, чем вследствие грубого запрета…

Жаль, что не Директор Дурслей воспитывал.

Возможно, что затея с хроноворотом - инициатива Макгонагалл, которой "пришлось обращаться в министерство с различными прошениями" и поклясться, что Гермиона "никогда и ни за что" не будет перемещаться во времени "ни с какими иными целями, кроме учёбы". Правда, без использования личных связей, то бишь нержавеющей любви с Директором Хогвартса и его, Директора, влияния на Фаджа, думается, ничего бы Минерва не добилась. Дамблдор одобрил, помог пробить – и, как у него заведено, использовал привходящие обстоятельства в личных игровых целях. Вплоть до нарушения клятвы, которую Макгонагалл вроде бы дала. Вот же старый манипулятор…

Между прочим, хотя Гермиона клянется молчать и скрывать, она совсем никудышный конспиратор, просто Гарри с Роном в этом смысле еще хуже. В первый же день девочка позволяет Рону увидеть свое расписание уроков и задаться вопросом: почему сразу ТРИ занятия назначены на одно и то же время.

Или на ее неумение конспирироваться как раз и рассчитывали? Может быть, Гарри и должен узнать о возможности повернуть время назад? Очень уж упорно всплывает в эпопее эта тема.

Начало учебного процесса: Трелони


Провожая детей в башню, где проходят уроки прорицаний, сэр Кэдоган кричит им: "Мужайтесь сердцем, худшее грядет!" - и действительно, на отсутствие предсказаний грядущих неприятностей Гарри жаловаться не приходится.

Трелони - персонаж, казалось бы, предназначенный для насмешек. Ярко выраженная неврастеничка с чувствами, утонченными далее некуда, манерная, мнительная, совершенно без царя в голове, вечно какая-то обкуренная, да и бутылочкой, судя по всему, не брезгующая. Серьезно к ней мало кто относится, у нее устоявшаяся репутация шарлатанки. А если изредка случится ей предсказать что-нибудь важное, она сама об этом не помнит.

И вообще, в наш век точных наук куда предпочтительнее заниматься арифмантикой, считает несгибаемая Гермиона.

Однако и с прорицаниями, и с преподавательницей оных дело обстоит далеко не так просто, как кажется практичной мисс Грейнджер.

Мы отнюдь не склонны утверждать, что Трелони - несчастная Кассандра, которая всегда права, но ей никто никогда не верит. Оставим так считать самой Трелони.

Конечно, многое из того, что она демонстрирует ученикам, есть не более чем дымовая завеса и болтология, призванная придать значительности. Многое - но не все. Она правильно вычислила, что Невилл разобьет чашку… хотя неуклюжесть Невилла уже почти легенда, конечно, да и Трелони явно кое-что о нем знает (что доказывает замечание о Невилловой бабушке). Однако ведь попала Сибилла в точку со смертью кролика Лаванды, а также - и это особенно любопытно - с уходом из класса предсказаний Гермионы. Вряд ли это можно списать на случайность.

Думается нам, Трелони, натура чрезвычайно нервная и чувствительная, на свое несчастье действительно обладает определенными экстрасенсорными способностями. Не то чтобы она не умела ими пользоваться. Беда в том, что она совершенно не умеет интерпретировать то, что видит. В толкование любого знака Трелони неизменно вносит собственную тонконервенную мнительность, пугливость, любовь к многословной пышности и, будем говорить напрямую, неистребимую наивность в сочетании с не слишком выраженной интеллектуальностью.

Вот и получается, что "Сибилла Трелони ежегодно предсказывает смерть кого-нибудь из учащихся с тех самых пор, как начала преподавать в этой школе".

Между тем если отвлечься от упорной попытки создать вокруг себя загадочно-мерцающую атмосфэру ("Махайте на меня, махайте!"), Трелони не так уж плоха. На Невилла ничуть не злится, что он ей любимые чашки колотит, и что он опоздает, не в претензии (позанимайся дополнительно, дорогой, хорошо?). Право же, у каждого преподавателя свои недостатки. Профессионализма Снейпа ей сроду не достичь, но зато тиранить учеников, как он, Трелони никогда не будет.

Вообще она (вероятно, в рамках постмодернистских игр) весьма напоминает своего добродушного однофамильца из «Острова сокровищ», который, конечно, непрактичен, раздражающе бестолков и болтлив, но на деле неплох.

Как кажется авторам, Трелони заслуживает скорее жалости, чем раздражения или презрения: ведь она попросту страшно боится своего дара. Гордость Внутренним Глазом скорее напускная, а вот страх, который она не то закуривает, не то запивает, совершенно конкретен. Страх, что ничего не увидит, и ее погонят из школы. Страх, что увидит слишком много, действительно, чью-то смерть. А еще бывает, что пророчество, спущенное сверху, идет на таких жестких энергиях, что безжалостно отметает саму Трелони как личность, и от нее остается только "громкий, хриплый, совершенно не ее голос"


Однако жалость жалостью, а дело делом. Дамблдор Сибиллу жалеет и вообще к ней неплохо относится, но он должен учитывать, что Трелони с первой встречи почувствует нечто-такое-от-Гарри-исходящее (назовем это пока прививкой, что ли) и, разумеется, не сможет это правильно понять. Так что предсказания скорой смерти и прочих мелких неприятностей посыплются из нее как горох из дырявого мешка. Должна быть антитеза.

Макгонагалл (она на нервах еще с конца ТК, Гарри очень любит и не может допустить, чтобы его лишний раз расстраивали - между прочим, ему и так регулярно грозит смертельная опасность) пытается сгладить ситуацию по-своему: иронией, прозрачным намеком на непрофессионализм коллеги и обещанием освободить Гарри от домашнего задания, если он все-таки безвременно скончается. Хотя осадок у подростка все равно останется, и Минерва отлично это понимает. Так что она немного отведет душу, поделившись с умным и все понимающим Люпином, а возможно, не только с ним.

Что касается Директора, то он будет в своей обычной манере действовать не в лоб. Пусть Гарри получит предсказания своей гибели в таком количестве, чтобы он больше не мог серьезно относиться к этому вопросу и сам начал иронизировать в адрес Трелони. Очень похоже на воспитательный момент, связанный с фанатично жаждущей знаний Гермионой.

Косвенные методы, как всегда, окажутся более эффективными, чем лобовые.

Кстати о Гермионе, которая своей деловитой приземленностью представляет собой некую антитезу полагающейся исключительно на интуицию Трелони. Гермиона считает, что следует обеими ногами стоять на земле. Трелони, в свою очередь, уверена в пользе витания в облаках. А что на самом деле? Как обычно у Роулинг: обе стороны одновременно правы и неправы. Что Гермиона с ее нелестными отзывами о прорицаниях и трезвой головой, что Трелони, которая указывает, что по книгам научиться всему невозможно, и вообще, кроме логики, надо и чутье иметь.

Напоследок отметим обстоятельство почти юмористическое: неплохими способностями к прорицанию обладает Рон, который кроет Трелони на все корки. Он неплохо угадывает кое-что из приключений Гарри на третьем году обучения: котелок или шляпа - это министерство Магии, дело с гиппогрифом. Желудь - это "нечаянная радость, внезапное наследство". Ага, кто дорогущую метлу неожиданно в этом году получил? И рядом с символом внезапного наследства - черный пес Грим…

Начало учебного процесса: Хагрид


К интуитивным репликам Рона вообще надо прислушиваться - они, как правило, очень точно предсказывают развитие ситуации.

"В Большой зал вошёл Хагрид в длинной кротовой шубе. В громадной руке он рассеянно крутил дохлого хорька.
- Нормалёк? - радостно закричал он, задержавшись возле ребят по дороге к учительскому столу. - Вы у меня на самом первом уроке! Прям после обеда! С пяти утра на ногах - всё подготавливал... Чтоб всё путём... Я, да вдруг учитель... во дела, чес'слово!
Он широко ухмыльнулся и отправился к учительскому столу, от избытка чувств размахивая хорьком.
- Хотел бы я знать, что это он там подготавливал? - задумчиво произнёс Рон, с ноткой обеспокоенности в голосе"
.

Дело тут, конечно, не в пророческом даре, а в том, что подсознание довольно приземленного и никоим образом не отличающегося тонкими чувствами Рона отлично угадывает подоплеку происходящего. Хагрид ведет себя не как преподаватель, а как мальчишка, до преподавания дорвавшийся. Вот, пожалуй, когда пожалеешь, что Директор имеет обыкновение предоставлять не только ученикам, но и сотрудникам простор для проявления инициативы.

Ошибка Хагрида не столько в том, что он на первый же урок притащил потенциально опасное животное - нет, ему не хватило чутья вовремя остановиться. Вот Люпин на своем первом уроке этой ошибки избежит, и в контакт с боггартом не войдут ни Гарри, ни Гермиона. И проблемного мальчика Драко Хагриду ни в коем случае нельзя было к зверю допускать. Пошли книзлу под хвост и красивая задумка с гордыми гиппогрифами, подружиться с которыми, в общем, большая и незабываемая честь; и поистине великолепный воспитательный момент с "Чудовищной книгой чудовищ", которую всего-то надо погладить - и она замурлыкает …

Вот… мало иметь хорошую голову, доброе сердце и горячее желание, чтобы быть хорошим учителем. Надо еще обладать психологическим чутьем - или большим опытом работы с учениками. Детская доверчивость и полная незащищенность Хагрида, а также его стремление, чтобы счастье общения с гиппогрифами досталось всем, и никто не ушел обиженный, ведет к довольно неприятным последствиям.

Драко переживает глобальный раздрай чувств: сначала в очередной раз не смог объяснить Гарри в поезде, что он лучше, лучше собаки; потом у близнецов под крылышком унизительно прятался. Этот ч*ртов объект преклонения ведет себя так, что не знаешь, куда бросаться: то трус, то на следующий же день прямо на глазах у Малфоя доказывает, что без базара герой. Так что Драко, когда ведет себя с опасным животным совершенно по-идиотски, попросту в очередной раз перед Гарри выделывается.

И наконец нарывается.

Немудрено, что Хагрид тащит Драко к мадам Помфри, «совершенно побелев» - это же надо, чтобы именно сын Малфоя… Вот где следует мужаться сердцем, ибо худшее грядет. Драко, пытаясь забыть, что натворил ошибок по собственной дури, станет изображать страшные страдания (а как иначе настроиться на жалость к себе?), потом пожалуется Люциусу и потребует наказать других за то, что сам не хотел взять себя в руки и старательно себе потакал. Паршивец. Еще один, которого трудно чему-то научить.

Последствия промашки Хагрида отнимут у Директора много времени и сил - уж кто-кто, а Люциус постарается обеспечить Дамблдору головную боль по максимуму. Конечно, в свете нынешней крепкой дружбы Фаджа с Дамблдором реванш у Малфоя-старшего не выйдет. Но никто не сможет сказать, что он не пытался. Думается нам, без обвинений в том, что в Хогвартсе из мести составлен коварный заговор убийства Драко, не обошлось.

Так что Хагрид не просто так сидит вечером за столом в обнимку с кружкой размером с ведро, испытывая "трудности с фокусировкой зрения" и не сразу признав гостей. Он совершенно раздавлен тем, как подвел великого человека Дамблдора…

Любопытно, что в пьяном виде с Хагрида спадает его напускная придурковатость, и он начинает выражаться не как дошкольник-переросток, а вполне по-взрослому, не без горькой самоиронии. "Это вообще рекорд. Навряд ли у них был учитель, который протянул всего один день". Зато, вынув голову из бочки, он после первой незаконченной фразы возвращается к обычной манере.

Далее Хагрид надолго впадает в депрессию. А зря. Во-первых, мог бы и о детях подумать: нескончаемое изучение скучечервей, конечно, абсолютно безопасно, но столь же абсолютно бесполезно для учебного процесса. Во-вторых, все к лучшему в этом лучшем из миров. В конце концов, именно вмешательство Люциуса позволит Гарри в очередной раз проявить лучшие качества характера и обеспечит Сириусу удобное транспортное средство для отбытия в безопасное место…

К слову о лучших чертах Гарри - они очень ясно видны именно в отношении подростка к Хагриду. Как благородно он, мнительный, подозрительный, только что узнавший, что вокруг него бродят пачками смертные предзнаменования, вызывается пообщаться с гиппогрифом. А все потому, что чувствует себя ответственным за Хагрида и считает, что должен его выручить. Если не я, то кто же? И если надо, то какое значение имеет мой страх? Хорошее воспитание мальчик получил за два года.

Гарри вообще склонен рассматривать Хагрида как младшего и обиженного. Переживает, беспокоится, кроет слизеринцев, которые вырабатывают свою версию происшествия, отслеживает свет в хижине лесника и отправляется во главе своей команды утешать маленького.

Что, кстати, команде и удается. Слегка протрезвевший Хагрид, увидев объект БИ, окончательно приходит в себя. Он при исполнении.

Разум и чувства, или Снейп в деле


Наступает четверг, несущий с собою битву гигантов: зелья versus защита от темных сил.

Ничто, впрочем, не предвещает приближения столь величественных событий. Ну, если не считать восставшего с одра смерти Малфоя, который "нетвёрдым шагом вошёл в подземелье, бережно неся перед собой на перевязи правую руку, всю в бинтах. Он держал себя героем, чудом уцелевшим в каком-то нечеловечески жестоком сражении". Череп бы ему еще в здоровую руку и монолог "Быть иль не быть" в уста. Впрочем, и это не помогло бы Гарри воспринять его серьезно. Напротив, сильно бы помешало.

Снейп держится с Драко очень тепло… а почему, собственно? Стандартное объяснение "он всегда защищает своих слизеринцев вообще и Малфоя в частности" как-то не очень убедительно, если вспомнить некоторые особенности характера Северуса. Не такой человек профессор зельеделия, чтобы воспринимать с теплотой и симпатией чью-то театрализованную расхлябанность.

Нежная любовь Снейпа к Малфою тоже сомнительна. Как мы уже говорили, он, разумеется, любит детей (хотя лучше выпьет яду, чем покажет это на публике) и очень заботится о своих студентах (человек равнодушный подобной любовью факультета не мог бы пользоваться). Но в воспитательные методы Снейпа теплая нежная забота может быть включена только в одном случае: если очень надо по тактическим соображениям. По зову души он скорее ужалит в пятку так, что яд из носу закапает.

Начнем с того, что Драко, оказавшийся на факультете Снейпа, чрезвычайно ценен для БИ. Он - связующее звено между бывшими Пожирателями Снейпом и Люциусом, и это крайне важно для дела в свете предстоящего возвращения Волдеморта. Чувства здесь, мягко говоря, второстепенны. Снейп не может не знать (и не клокотать по этому поводу), что Драко наябедничал папочке, и тот, воспользовавшись случаем, гонит волну в сторону Дамблдора. Так что декан может быть подчеркнуто ласков с Драко, чтобы того успокоить, опосредованно ослабив позиции Люциуса. Никто в Хогвартсе не составлял заговора против наследника Малфоев, Дамблдор любит как родного внука каждого своего ученика, даже если это ребенок бывшего Пожирателя, примеру Директора радостно следуют прочие преподаватели; а все случившееся есть не более чем досадное недоразумение, вызванное нарушением техники безопасности со стороны Хагрида (навязался придурок на голову моего Директора!..) и излишней храбростью, проявленной героическим, но несчастным Драко (врезать бы тебе как следует, щенок, но нельзя, так что твои поводы мною отмечены и твоим воспитанием, пусть и в косвенной форме, я займусь лично и тесно…).

Это одно. А другое - Драко не только сын Люциуса и не просто песчинка, регулярно попадающая в механизм БИ. Он а) ученик, б) ребенок, в) наконец, просто человек. Несчастный, раздерганный, испытывающий танталовы муки при взгляде на Гарри (совместный урок гриффиндорцев и слизеринцев… надо думать, Драко ждет его со сложными чувствами: что лучше - не видеть Гарри вообще или видеть, как он опять не обращает на Малфоя внимания?)... Избалованный, изломанный, манерный…

Тем не менее долг Снейпа - воспитание именно этого конкретного паршивца.

Жуткая задача, если подумать. Снейп должен поддерживать в Драко расслабляющую уверенность, что декан - свой, такой же, как папа, но при этом осторожно воспитывать мальчика в духе истинно Дамблдоровских принципов: ученик должен быть умным, добрым, чутким, любящим, великодушным, инициативным, изобретательным, независимым… Не будем оглашать до конца весь список - при желании каждый может его расширить, дополнить и найти в нем много полезного для себя самого.

Дело осложняется тем, что Снейп сам сильно не идеален и списку не соответствует. Впрочем, когда это зельеделец боялся трудных задач? И потом, как гласит народная мудрость, "не берите с меня плохой пример, а берите хороший".

Но вернемся к конкретному моменту. Как и в истории с наездом Драко на Директора ("Дамблдора убрали! Вместо него мой папа посадит на место Директора вас, сэр!"), Снейп предпочитает косвенные методы воздействия. Пока что он улещает Драко, всячески демонстрируя свое к нему внимание, наезжая на Рона и потом на Гарри. Заодно последние получают урок: все надо делать аккуратно, даже если не для себя.

Правда, далее Снейп - видимо, от злости на Драко, Хагрида и частично на собственную персону - увлекается, дает себе волю и начинает третировать Невилла. Положим, жабу он, скорее всего, травить до смерти не собирался. Это так, демонстрация "все-помнят-что-я-весь-страшный-с-плохим-характером?" и запасной метод воспитания Невилла: ты недостаточно боишься меня, чтобы быть внимательным, ну так, может быть, ты достаточно боишься за свою жабу, чтобы быть внимательным? Метод не слишком хороший и не очень разумный. Лонгботтом, разумеется, бестолочь, но от постоянного битья внимательнее не сделается.

Однако Снейпу настолько плохо и он так раздражен, что выдает еще Гермионе - все никак не может ее простить за мантию, а также за ум, а также за то, что воспитательный момент испортила. К этому моменту профессор зельеделия, похоже, совсем не видит себя со стороны, потому что выглядит уже не пусть злым, но педагогом, а самодуром чистой воды.

Вот нехорошо все-таки, когда большой взрослый дядя, к тому же учитель, срывает раздражение на тринадцатилетних подростках, которые, может, когда-то и дали ему повод… Педагог должен держать свои проблемы подальше от учебного процесса.

Да, кстати о проблемах.

Странные вещи начинают происходить на уроке у Снейпа, когда дело касается проблем либо БИ. Обычно у него в кабинете слышно, как муха летит, и сам Снейп разговаривает чуть ли не шепотом. А тут вдруг затевается настолько громкое обсуждение личности и намерений Сириуса Блэка, что слышно "на противоположном конце стола". Драко провоцирует Гарри, Гарри огрызается, окружающие перестали заниматься делом и все обратились в слух, а самый строгий преподаватель Хогвартса никак не реагирует. Где-то что-то похожее уже было, и, помнится, тоже связанное с БИ…

Фактически Снейп внимательно слушает. Он явно хочет отследить, как много известно Гарри на данный момент. По информации, сообщенной Директору Люпином, Поттер в курсе, что на него охотится Блэк. Снейп развивает тему: хочет установить, знает ли объект что-то о давней и темной истории предательства. Потом он пойдет с этим к Дамблдору и торжественно докажет, что работает не хуже Люпина: вот, мы теперь точно знаем, что Гарри не в курсе вопроса… Директор, я лучше, лучше вервольфа!

Но это потом. А пока Снейп весь внимание, он не хуже Люпина знает, что демократия демократией, а ситуацию на самотек пускать нельзя, и как только Драко открывает рот, чтобы выложить Гарри правду-матку, разговорчики в строю императивно прекращаются.

"…но в этот момент Снейп громко объявил:
- К этому времени вы должны положить уже все составные части; перед тем как пить, это зелье следует настоять, поэтому, пока оно будет кипеть на медленном огне, приберите на столах, а потом мы проверим, что нам приготовил Лонгботтом"
.

Теперь можно и самому пару ниточек связать, и к Директору заглянуть лишний раз, напомнить о себе, ценном сотруднике. В порядке конкуренции с Люпином это особенно важно для Снейпа, допуск которого к БИ в этом году ограничен.

Что касается Дамблдора, то он из всего привычно извлекает выгоду. Снейп будет соревноваться с Люпином и рыть носом землю. Отличная стимуляция инициативы!

В завершение отметим, что подобрать хвосты методичный Снейп никогда не забывает. Что за беседу он провел с Драко, можно только гадать; но результат говорит сам за себя - больше к этой теме Малфой-младший ни разу не вернется.

Хорошая работа. Но бывает и лучше.


© anna_y и cathereine

Продолжение здесь
Subscribe

  • Жалобное, но в нашем духе ;)

    В связи с тем, что на биггейм продолжают приходить комменты глупые / левые / от тех, кто текст (наш, хотя иногда и Роулинг) не читал (подчеркнуть…

  • Вопросы по БИ-5

    История с окклюменцией – это тема увлекательная, одновременно запутанная и простая, немножко трагическая и довольно забавная. БИ в ней не так уж…

  • Вопросы по БИ-5

    Ну что ж, как и было обещано, вместе с пятницей наступил час Х/Ч/тсссс!, так что кто не успел, тот опоздал. Огласим весь список вопросов, на…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments